19.05.2018

71-й Каннский кинофестиваль — итоги

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Кино ТВ о главных, важных и самых запоминающихся событиях 71-го Каннского кинофестиваля. Смотрите трансляцию церемонии закрытия главного киносмотра планеты сегодня в 19:30.

Обратный отсчёт до кульминации 71-го Каннского кинофестиваля. Жюри возвращается с острова, где их изолировали от всех лишних голосов, отобрали телефоны и предоставили лишь самим себе и воспоминаниям о последних 12 днях, проведённых большей частью за просмотром фильмов. Свои воспоминания есть и у нас. Следующий пять минут как раз о них.

1. Русские

Премьера «Лета» на второй день смотра так и осталась самой эмоциональной в главном конкурсе. Свободное место для Кирилла Серебренникова в зале, солидарность на красной дорожке, баннер, значки на смокингах. Десятиминутные овации под «Кончится лето».

Тео Ю — актёр, музыкант: «Не думаю, что я могу понять нюансы русского языка на сто процентов, просто потому что я не русский. Но я верю, что настоящая эмоция, настоящее чувство — универсальны. Язык — это просто грамматика, чувства у людей общие. Так что, кажется, я понял Цоя достаточно неплохо».

«Лето» было показано на следующий день после открытия, «Айка» закрыла фестиваль. Премьера фильма Сергея Дворцевого прошла в пример сдержаннее, под стать фильму, но сама картина поразила всех. Говорят о призах. Вообще присутствие России на 71-м Каннском практически беспрецедентно. Кроме двух фильмов в конкурсах, два члена жюри в самых престижных программах: Андрей Звягинцев и Кантемир Балагов, два коротких метра от Михаила Бородина и Игоря Поплаухина, выигравшего второй приз в программе Cinéfondation.

2. «Двухнедельник режиссёров»

Чуть ли не самые длинные очереди выстраивались в этом году на фильмы программы «Двухнедельник режиссёров», отмечающей пятидесятилетие. Она была основана в революционном 1968-м, в пику основному конкурсу с целью поддержать свободных и независимых авторов, открыв с тех пор многих нынешних классиков. Многие вообще говорили: лучшие фильмы — именно здесь. Лучшие — не лучшие, но самая безумная премьера состоялась как раз в «Двухнедельнике». Это «Экстаз» Гаспара Ноэ.

Гаспар Ноэ — режиссёр: «О да. Все эти кинокритики, которые меня ненавидели, теперь прославляют. Так что, получается, я вознаграждён за свою карьеру. Предыдущий фильм собрал все разгромные рецензии, и они писали: дальше будет хуже. Ну вот, посмотрите, как произошло на самом деле».

 

3. Женщины

Молчаливый протест женщин на красной дорожке против непропорционального по сравнению с мужчинами участия в конкурсе. Прекрасный пол — более половины членов жюри. Канны феминизуются, что естественно в сезоне, когда «феминизм» стал чуть ли не главным словом вообще. Ну и стоит ли удивляться, что главный фаворит главного конкурса — тоже женщина, Аличе Рорвахер, новая суперзвезда итальянского кино, с именем которой связывают надежды на возрождение того самого великого кинематографа Феллини и Росселлини, представила на Лазурном берегу картину «Счастливый Лазарь» о своей стране и народе, добре и зле, религии и прогрессе.

Аличе Рорвахер — режиссёр: «Вначале мне хотелось снять политический фильм, но в своей манере, конечно. Это не новая история, но я и не стремилась сделать что-то новое — мне вообще не свойственна эта «мания, стремление к новизне». Я была уверена, что важно ещё раз рассказать про этот период: конец средневековой феодальной эпохи в моей стране, что случилось совсем недавно, и переход к современному миру. Рассказать, как происходил этот переход, как внутри людей произошло антропологическое изменение».

4. Годар

Самый важный из живущих на планете режиссёров, ни разу при этом не побеждавший в Каннах, отметился двумя самыми яркими перформансами фестиваля. Первый — пресс-конференция по Facetime, напоминавшая какой-то магический ритуал. Журналисты по очереди подходили к телефону, прикладывались к цифровому изображению гения, задавали вопросы и уходили дальше осмыслять услышанную мудрость. Второй — сам фильм. Невероятное полуторачасовое высказывание о мире, в котором мы живём, собранное из фрагментов культурной жизнедеятельности этого мира.

Денис Рузаев — кинокритик: «Годар есть Годар. На фоне всего остального, что здесь показывают, он смотрится очень радикально. Хотя, конечно, это такой годаровский радикализм, который уже законцентрировался на каких-то вещах».

Василий Степанов — кинокритик: «Это, конечно, ни с чем не сравнимый опыт: в большом зале «Люмьер» посмотреть фильм с тысячей человек… просто в тебя вливается кинопоток и прибивает. Странный опыт». 

5. Запрет на селфи

Ну и напоследок — нововведение, ожесточённое обсуждение которого войдёт в историю как одно из самых комичных явлений Каннского кинофестиваля. От запрета на селфи на красной дорожке, призванного ещё больше элитизировать смотр, больше всего, кажется, выиграли местные фотографы, чей бизнес капитализировался в разы. Оставляете визитку героям дефиле, снимаете (сами-то уже не могут) и продаёте. Цена за одну карточку — от ста долларов. Это минимум, напоминаю. Что ж, запрет не снят, и, казалось бы, наблюдатели лишены возможности своими глазами в реальном времени наблюдать, кто в чём пришел, кто как прошёл и кто вообще приглашён на красную дорожку церемонии закрытия, а значит, наверняка не останется без приза. Не тут-то было. На помощь приходит Кино ТВ. Эксклюзивная трансляция церемонии закрытия 71-го Каннского кинофестиваля только у нас. Устраивайтесь поудобнее.