26.01.2018

Александр Павлов объясняет «Убить Билла»

Александр Павлов
автор
Александр Павлов

Автор книги «Бесславные ублюдки, бешеные псы. Вселенная Квентина Тарантино» рассказывает о фильме дня на «Кино ТВ».

«Убить Билла, первый том», «Убить Билла, второй том». Режиссёр Квентин Тарантино. Что крайне важно, почему я делаю акцент, что первый и второй том, этот фильм не случайно вышел в двух томах, потому что, на мой взгляд, это два разных фильма. Пока Тарантино не заявил, сняв «Омерзительную восьмёрку», что это восьмой его фильм, то многие так и считали, что это два фильма, потому что не было никого официального подтверждения. Почему мы так думаем?

Потому что они принципиально разные, во втором томе «Убить Билла» мы видим только диалоги, там нету насилия, которого действительно очень много в первом томе «Убить Билла», диалоги там не такие клёвые, как в первой части и в предшествующих фильмах Тарантино. А и, наконец, там, даже если мы посмотрим на главную героиню, которую до этого звали «окровавленная невеста» или «Чёрная мамба», по кличке, она состояла в отряде убийц, смертоносной гадюки, у неё была кличка «Чёрная мамба», и только где-то к концу фильма, в середине мы узнаём её настоящее имя — Беатрикс Киддо.

Так вот, соответственно, во второй части она почти никого не убивает. Единственный человек, который умирает от её рук, причём буквально от её рук, от её пальцев, пять пальцев смерти, приём, которому её научил хитрый, самодовольный, наглый денди-азиат Пэй Мэй — это Билл. Действительно, вторая часть — она приходит убивать Билла, потому что все другие персонажи умирают либо, либо не умирают, либо умирают от чьих-то других рук. Тарантино, просто напросто, берёт один и тот же сюжет, и делает две вариации, абсолютно меняя темп, структуру кино, хотя там есть та же самая темпоральность, которая характерна для его творчества, там есть те же самые персонажи, но это другой фильм. Что крайне важно. И в этом смысле два отдельных тома, когда Тарантино как бы действительно показывает, как он может гениально работать с кино, то есть регулировать степень динамики, регулируя степень клёвости, регулировать игру актёров и так далее, и тому подобное.

То есть в этом смысле, если мы посмотрим на все фильмы Вуди Алена, мы увидим, что это один и тот же одинаковый фильм. Что даже следующие его главные шедевры «Энни Холл» и «Манхэттен», они тоже одинаковы, это прекрасные фильмы, но они одинаковые. Тарантино как бы может… Даже когда он делает как бы один фильм, каким является «Убить Билла», он его развивает, что он даже один фильм может делать абсолютно разным, что характерно.

И в этом тоже его талант. Найти актёра, который, например, состоялся в не очень хороших фильмах, и дать ему такую роль, которая не то что бы возобновит его карьеру, но который благодаря этой роли запомнится.

Майкл Мэдсен является актёром, который тоже ничего особо ничего не сделал, он играл в «Бешеных псах», но в целом все его роли, они все в довольно дешёвых, проходных фильмах и так далее, и тому подобное. И, тем не менее, Тарантино его настойчиво снимает. Потому что он обладает определённой фактурой, хотя эта фактура со временем меняется, возможно, в худшую сторону, а, с другой стороны, он в фильмах Тарантино выглядит органично, и мы понимаем, что это незаслуженно забытый, невостребованный актёр, и только Квентин Тарантино знает, как заставить Майкла Мэдсена или Дэвида Кэррадайна, или других актёров, которых он приглашает работать, в фильме так. Показывать их так, что мы по-настоящему оценим их актёрский талант или даже их фактуру. Потому что Тарантино тоже делает на это акцент. Чтобы актёр выглядел хорошо.

В «Убить Билла» мы встречаем стандартную структуру сюжета практически всех фильмов Квентина Тарантино, когда он берёт фильм и тщательно переставляет местами главки. То есть это атемпоральность, атемпоральность и некоторое обязательно дробление, которое присутствует практически везде. И кстати, давайте, на всякий случай, я обращу ваше внимание, что сегодня одним из главных режиссёров называются, считаются, они, по крайней мере, признанные, их имена на слуху, такие авторы, как Кристофер Нолан и Алехандро Гонсалес Иньярриту. Давайте вспомним, что фильм Нолана, первый более-менее серьезный, вышел в 2000-м году и назывался «Помни», Memento, а фильм Инярриту вышел в конце 90-х и про него сейчас практически никто не вспоминает, назывался «Сука-любовь». И его у нас в России, когда его выпустили в рамках проекта «Кино без границ», «артхаусное кино», не называли иначе, как «тарантиновским». Там тоже были три истории, там тоже было смешение, когда люди сталкиваются с… В разных ситуациях. То есть, грубо говоря, эти люди, которые пришли чуть позже Тарантино, сегодня они состоялись, но они действовали даже если не так, как Тарантино в своих фильмах, но они использовали примерно те же самые приёмы, даже если не озирались на него. Влияния Тарантино нельзя было избежать, хотели вы того или нет. И в «Убить Билла» есть эта самая структура, которой останется верен Квентин Тарантино, и каждая его глава посвящена определённому сюжету, определённому вопросу, который определяет, если угодно, уже впоследствии, саму структуру фильма.