27.09.2017

Алексей Учитель о «Матильде», «Послании к человеку» и о том, как телевидение спасёт кино

Кино ТВ
Кино ТВ
автор
Кино ТВ

Максим Заговора: Алексей Ефимович, фестиваль «Послание к человеку», а разговоры все вокруг вас только о «Матильде». Насколько вас это раздражает, насколько вы устали от этого?

Алексей Учитель: Конечно, это непросто и тяжело. Но вынужден выдерживать. Я настроен на борьбу. Не в смысле физическую, а просто фильм «Матильда» уже стал таким рубежом, за которым либо тьма, либо мы идём вперёд. Поэтому, если ограничат прокат нашей картины — значит, победят люди, которые призывают к страшным вещам. Или вещам абсурдным: если святой, причём канонизированный за мученическую смерть, а не за жизнь, — значит, снимать ничего про него нельзя.

МЗ: Но ведь крупнейшие сети уже отменили показы. Получается, так или иначе, запрет есть.

АУ: Ну, во-первых, крупнейшие сети всего две отказались. Они выдвигают справедливые довольно требования, чтобы безопасность была обеспечена. И государство в этом смысле должно сделать очень чёткие шаги — и тогда все сети вздохнут с облегчением. Я ведь тоже опасаюсь. Произошли уже события, которые настораживают. Слава Богу, что без зрителей, без большого количества народу, но это пугает. Это система, которая известна — её применяют самые отъявленные бандиты — система запугивания. Я уверен, они бы не пошли на серьёзные поджоги никогда, мне так кажется, но вот эта система запугивания очень действует психологически. Кажется, что это страшно. И на самом деле страшно. И за счёт этого они побеждают. Иногда. Но я надеюсь, что в нашем случае этого не произойдёт.

МЗ: Тогда скажите, как  жить дальше после «Матильды»? Вы сказали, что это такой «Рубикон». А вы, получается, лицо этого «Рубикона». Как работать после?

АУ: Даже если фильм не пройдёт, я буду и дальше снимать кино, делать то кино, про которое я чувствую, что его надо снимать.

МЗ: Без оглядки на всё, что произошло?

АУ: Нет, безо всякой оглядки. Мне иногда раздаются звонки: покажите «Матильду» в авторской версии. Я отвечаю: «В какой ещё «авторской»? Она и есть авторская». Мне говорят: «Ну, вы же переделывали что-то». Повторяю: ни строчки, ни кадра я не изменил в своей картине, несмотря на всякие глупости, которые говорили про фильм.

МЗ: Давайте вернёмся к фестивалю тогда. Он закончен. 27-е «Послание к человеку». Чем оно отличалось от 26-го, 25-го? Подведите такие «президентские итоги».

АУ: По атмосфере — это лучший фестиваль за последние годы. Все говорят, что программа очень сильная, есть, конечно, и слабые фильмы, но это неизбежно для любой программы, любого фестиваля. Мне кажется, у нас было потрясающее событие в день открытия: показ фильма Дзиги Вертова «Человек с киноаппаратом» с большим симфоническим оркестром. Это прошло на Дворцовой площади, и для меня было даже удивительно: люди реагировали не как всегда, в конце фильма, но музыка и изображение привели к какому-то очень хорошему результату.

МЗ: Ну, это же вечный вопрос прокатчиков, продюсеров. Готовы ли люди идти на авторское, некоммерческое, интеллектуальное, как угодно его назовите, кино?

АУ: В широком понимании — это, скорее, фильмы для киноманов. Я смотрю уже который год — зритель всё прибавляется и прибавляется. Залы практически полные, не могу сказать, что на все сеансы, но раньше были совсем крохи, а сейчас почти полные.

МЗ: Я имею в виду, можно ли эти полные залы использовать как аргумент, что люди готовы ходить на авторское кино. Возможен ли для него широкий прокат?

АУ: Ну, я думаю, что в широкий прокат выпускать это бесполезно и ненужно. Должны быть специализированные кинотеатры. В Петербурге — 3-4, в Москве – 5-6. Они как бы есть. «Дом кино», «Пионер» — этого достаточно. И это нормально. Но есть ещё телевидение, думаю оно может сыграть в этом большую роль.

МЗ: Это же очень важная для нас тема. Кино ТВ — единственный канал, который 24 часа рассказывает о кино и показывает кино. Как бы вы поступили на месте главного редактора? Шли бы вы на поводу? Или показывали то, что считаете нужным?

АУ: Надо идти не на поводу, а показывать интересное, мощное, талантливое кино… Только это! Вот это «сегодня мы покажем, потому что» — никогда в жизни не проходит. Надо показывать то, что оценило жюри, оценила критика. Масса есть каких-то ещё критериев. Только с этой точки зрения. И тогда будет собираться зритель, а не наоборот. Если подстраиваться под зрителя — провалов даже коммерческих сколько. Когда думают, что соберут миллиарды, а получаются копейки. А кажется, что сняли фильм для самого широкого зрителя.

МЗ: Спасибо!

АУ: Спасибо!