14.05.2018

Антон Долин о Джафаре Панахи

Антон Долин
автор
Антон Долин

В конкурсе 71-го Каннского кинофестиваля показали новый фильм Джафара Панахи «Три лица». Об этом удивительном режиссёре и его картине специально для Кино ТВ рассказывает Антон Долин.

Кто такой Джафар Панахи?

Джафар Панахи — очень важный персонаж. Он, можно сказать, наследник по прямой Аббаса Киаростами. Киаростами, что совсем примитивно, иранский Тарковский. Главный режиссёр, который у них был, единственный иранский лауреат «Золотой ветви» совершенно заслуженной, хотя не за лучший фильм. Тем не менее, Панахи был его ассистентом и учеником. А Киаростами написал сценарий для его первой картины «Белый шар». Картина попала в Канны и получила здесь «Золотую камеру» за лучший дебют. И с этого началось беспрецедентное шествие Панахи по фестивалям. Думаю, что режиссёров настолько титулованных в мире сейчас просто не существует. У него две высшие награды из числа каннских, «Золотая камера» за дебют и приз «Особый взгляд», у него «Золотой леопард» в Локарно, «Золотой лев» в Венеции, «Золотой медведь» в Берлине и два серебряных. Это набор, которым не может похвастаться никто.

Что у него за проблемы с властями Ирана?

Панахи не любили иранские власти с самого начала. Точнее, первые его две картины были приняты очень тепло, но уже фильм «Круг», как раз триумфатор Венеции, который очень жёстко критикует политику по отношению к женщинам в Иране, уже этот фильм, запрещённый, естественно, в Иране, создал ему проблемы. Много раз ему говорили: господин Панахи, вы человек одарённый, окститесь, возьмите себя в руки. Он себя в руки брать совершенно не хотел и всё более резкие вещи делал. А потом в момент выборов, которые в Иране такие же свободные, как в России, а может, и ещё свободнее, он пошёл с видеокамерой эти выборы снимать. И его просто за провокацию и «антиправительственную работу», не разобравшись, что он вообще снимал, посадили в тюрьму, приговорили. И только беспрецедентное давление всего мира привело к тому, что содержание в тюрьме заменили на домашний арест. Он шесть лет там отсидел, при этом продолжая нелегально у себя дома снимать фильмы.

Как он снимал под арестом?

Он просто брал мобильный телефон или небольшую камеру и снимал. Дома не сидел с ним полицейский постоянно, который следил, что он там делает. Потом его свободы расширили — разрешили выезжать на дачу, он тут же снял фильм на даче. Ну, видимо, в Иране, как и в России, суровость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Только так можно объяснить ситуацию с Панахи, которого после того, как он очередной фильм сделал, послал на фестиваль и победил, в одном и том же коммюнике поздравляют с победой и журят, что он нарушил условия.

Серебренников — российский Панахи?

Нюансы есть всегда. В случае с Панахи никто не скрывал, что это политическая статья. А Кириллу Серебренникову шьют уголовку, и все, от Путина до мельчайшего полицейского, отрицают политическую подоплёку. Это предположение друзей и сторонников Кирилла, и то не всех. Конечно, это два разных дела. Если же говорить о ситуации, когда большой художник оказывается под арестом и несмотря на это продолжает работать, да, это очень похожая история

О новом фильме «Три лица»

Мне кажется, картина совершенно замечательная. Она не самая радикальная, не самая лучшая у Панахи, у него похожая ситуация на Цзя Чжанке, когда большой художник в своих ранних работах достиг вершины и радикализма, и метафоры, и художественного языка, дальше, если он не хочет меняться принципиально, ему приходится оставаться на уровне самого себя. Это фильм на уровне Панахи, замечательный, достойный, и если он получит главный приз, это не будет ни удивительно, ни плохо для фестиваля. Другое дело, что на сегодняшний день, несмотря на свою судьбу, он уже часть истеблишмента политического. Это не гений, столкновение с работой которого приводит тебя в состояние ошарашенности. Но это замечательное, тонкое, поэтичное кино, полное недоговорённостей, не трусливых, а поэтических, продолжающее тему женщин в современном Иране. И если раньше, когда он снимал «Круг», он говорил об иранском обществе, сегодня, когда дискуссии о месте женщины повсеместны, фильмы его становятся для любой страны актуальными. Речь идёт о праве человека на профессию, на судьбу и о том, как общество пытается его этого права лишить. Очень простая и вечная тема.

Больше Кино ТВ — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь.