09.06.2018

«Два билета домой» — интервью с Сергеем Гармашем

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Народный артист России Сергей Гармаш рассказал Кино ТВ о своей роли в драме Дмитрия Месхиева «Два билета домой», где он выступил не только в качестве актёра, но и сценариста.

— Итак, Сергей Леонидович! Давайте сначала разберёмся, в скольких профессиях вы дебютировали на этой картине?

— А что ж тут разбираться. Вообще, так полноценно говорить «дебютировали» для меня немножко многовато. Вы знаете, для меня внутренне, для меня самого это такой приятный экзерсис. Иногда полезно заняться чем-то, что не связано с твоей основной профессией. Как бы выявить в ней что-то новое. Ну вот, я впервые в жизни написал сценарий совместно с режиссёром Дмитрием Месхиевым. То есть мы его конструировали вместе, идея была моя, потом конструировали всё это и проектировали, а писал всё я. И что касается слова «продюсер»… Это на самом деле какой-то момент твоей активности в организаторской какой-то деятельности. Ничего такого выдающегося в слове «продюсер» я не совершил, но участие принимал. Поэтому я не отношусь пафосно и серьёзно к этому своему дебюту.

— Тогда у меня два вопроса: почему только сейчас и почему на этом проекте?

— Ну слушайте, может быть, и сейчас это не случилось. Понимаете, когда ты идёшь в кино, но получаешь удовольствие и выходишь оттуда вдохновлённым, то сразу первая мысль, которая посещает меня, — это что-нибудь сыграть новое, что-нибудь сделать. Так меня и стали посещать такие мысли. Иногда я что-то из этого записываю. Но вот, видите, так случилось, что я приехал в свой выходной день к Диме на «Батальон» в Питере, а сам снимался в другой картине. И уже уходя говорю: «Я займу четыре минуты твоего времени, — потому что он был на съёмке. — Хочешь, я тебе расскажу одну идею?» Рассказал, а он сказал: «Пиши. Я это сниму». Вот это «я это сниму» — твёрдое, месхиевское, сподвигло меня на то, что взял и написал.

— Скажите, а не было ли здесь ещё такой мотивации… Очень многие творческие люди, музыканты, например, говорят: я напишу музыку, которой не было, я бы сам её послушал…

— Не было. Я сразу скажу, я сам до определённого момента не был уверен, что я сам это буду играть. Нет. Не было так, что я хочу сделать именно то, чего не нахожу в сценариях. Я очень много нахожу в сценариях. У меня очень большая фильмография, я могу назвать вам огромное количество авторов, ну, не огромное, но приличное, которые сейчас ещё живут, которые могут написать и у которых хотелось бы сняться.

— Кто это?

— Я хотел бы сыграть то, что напишет Арабов, что напишет Зоя Кудря, то, что напишет Тодоровский, понимаете? Который давно не пишет, но изредка пишет. Поэтому это не было тем, что вот я напишу то, что никто не пишет. Нет.

— Тандем с артисткой-дебютанткой. Вы сразу решили, что должен быть такой контраст опыта и юности?

— Поймите, по истории. Она ведь закончила последний класс школы. Естественно, молода, она моя дочь. В любом случае, была бы на её месте другая, с не очень большим опытом, потому что она априори должна быть очень молода.

— Вопрос о последнем даже получасе. Сразу ли всё, как оно разворачивается, признание вашего персонажа и раскрытие истории, их финал, присутствовало на уровне идеи? Или вы думали-гадали, как оно в результате должно, во что выльется, что за что должно закрепиться?

— Нет, не сразу, это в процессе конструкции сценария произошло.

— А не было ли здесь такого подспудного желания сделать героя безусловно симпатичным зрителю? Потому что если он убийца, то здесь, понятно, немножко другое отношение. Сгладить углы.

— Вы знаете, сгладить углы. У меня, может быть, изначально было, от этого меня отвратил Дима, и поэтому появилась сцена в гостинице, такая страшная. Но самое главное, что бы я вам сказал: когда я эту историю писал и писал этого человека, я всегда знал, что он хороший человек.

— Отношения с Дмитрием?

— Слушайте, мы оба выросли практически… У нас разница — пять лет. Мы выросли на одном и том же кино. Советском кинематографе. Мы очень совпадаем в ощущениях, любви к чувственному кино. Кино, которое заставляет сопереживать, выходить из кинотеатра, молчать и быть какое-то время наедине с собой. И вот это состояние «наедине с собой» испытывать в минуты даже, не побоюсь сказать, счастья. Но помимо всего вы понимаете, что нас связывает достаточно приличная киноистория. Длиною в 19 лет, и в этой киноистории есть не менее пяти совместных работ. За пятью работами стоит жизнь, наше общение, наше застолье, когда мы делимся своими приоритетами в жизни, отношениями к нашим детям, нашим друзьям. Вот отсюда всё это и складывается, что нам легко было и приятно найти общую волну.

— Вы участник, гость «Кинотавра». Я вас вижу практически на каждом показе. Вот когда вы смотрите на русское современное кино в палитре, какая у вас главная претензия и, наоборот, главное очарование, достоинство в целом кинематографа?

— У меня есть претензия одна, я её не хочу конкретизировать. И она заключается в том, что очень часто, не побоюсь даже, очень талантливые люди, способные и перспективные, попадают в ловушку «аморального» кино. Что такое для меня «аморальное кино»… Понимаете, для меня любое высказывание, сейчас так модно говорить «высказывание», которое не имеет этого луча в будущее. По Ф. М. Достоевскому, вот у него Алёша Карамазов — это путь и луч в будущее. В котором нет простого пушкинского «и чувства добрые я лирой пробуждал». Для меня это абсолютно закрыто. Поскольку отдавать себе отчёт в том, что мы работаем и получаем деньги от государства и от наших налогоплательщиков не для того, чтобы просто высказаться. Всё равно на нас лежит миссия. Я не хочу, чтобы это слово вы воспринимали как тяжёлое и большое. Но если то, что мы сделали, заставит молодого парня, молодую девушку, выйдя из кинотеатра, хотя бы несколько минут подумать о себе, подумать о сегодняшнем дне. Если это поселит в нём хотя бы новых два слова, которые доселе были неизвестны, значит, тогда мы работаем не зря. Поэтому пробуждать, воспитывать, дарить людям хорошее — это наша обязанность. А высказываться. Скажем, покрасить всё и нарисовать «Чёрный квадрат» Малевича и сказать: «Видите, как я вам его нарисовал. Всё доказательно, всё так есть!» Нет, я это не приемлю.

Больше Кино ТВ — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!