28.12.2017

Кинокритика: Александр Павлов об «Омерзительной восьмёрке»

Александр Павлов
автор
Александр Павлов

Кинокритик и киновед Александр Павлов, автор книги «Бесславные ублюдки, бешеные псы. Вселенная Квентина Тарантино», рассказывает о восьмом фильме мастера — зимнем вестерне «Омерзительная восьмёрка».

Есть огромное количество мнений относительно фильмов Квентина Тарантино. Кто-то считает, что лучший фильм после «Криминального чтива» — это «Убить Билла». Некоторые считают, что лучший фильм после «Криминального чтива» — это «Джеки Браун». И вот, оказывается, есть люди, которые считают, что лучший фильм Квентина Тарантино после «Криминального чтива» —  это «Омерзительная восьмёрка».

«Омерзительная восьмерка» очень важный фильм, потому что Тарантино наконец-то обращается к тому, к чему он боялся обратиться. Дело в том, что есть однозначные шедевры, с которыми он бы никогда не стал соревноваться, как например с классическим спагетти-вестерном «Хороший, плохой, злой» Серджио Леоне. Он определяет все спагетти-вестерны и является общепринятым шедевром. Но в то же время есть другие спагетти-вестерны, которые являются шедеврами, но по тем или иным причинам не могут дотянуть до «Хорошего, плохого, злого».

«Омерзительная восьмёрка» же во многом является некоторой вольной интерпретацией фильма Серджио Корбуччи — крайне важного для истории кино и для спагетти-вестерна особенно. Это «Великое безмолвие» или «Великое молчание». Если вы хорошо помните этот фильм, то вы знаете, что вторая глава «Восьмёрки» воспроизводит одну из сцен ленты Корбуччи.

Возможно, ещё стоит упомянуть довольно известный факт, обратите внимание: это первый фильм, где Тарантино использует музыку, не саундтреки, которые он когда-то услышал и посчитал настолько крутыми, что вставил в свой фильм, а музыку от настоящего композитора Эннио Морриконе. И это его первый опыт, потому что Тарантино наконец раскрылся как режиссёр, который знает, как работать с композитором, с великим композитором.

Кроме того, «Омерзительная восьмёрка» — это одновременно и продолжение, а антипродолжение предыдущего фильма Тарантино «Джанго освобождённый», потому что персонаж Сэмюэла Л. Джексона — это, по сути,  то, чем Джанго мог стать после Гражданской войны. Наёмник, который убивает всех направо и налево. Не знает никаких компромиссов, врёт, но не совсем врёт, а скорее создаёт миф вокруг себя.

Таким образом, восьмой фильм Квентина Тарантино предельно важен, потому что подводит черту под его экспериментами со спагетти-вестернами и делает это блестяще.

Больше Кино ТВ — в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!