12.10.2017

На съёмках фильма Авдотьи Смирновой «История одного назначения»

Кино ТВ
Кино ТВ
Автор статьи

Современный ребёнок решает современные задачки по математике под присмотром гувернантки из царской России. В доме — трапеза. За окном — хромакей. За столом Анна Михалкова в платье девятнадцатого века с айфоном в руках, Ирина Горбачёва мусолит мясо в тарелке, Евгений Харитонов, как две капли воды похожий на молодого Толстого. Да он им здесь и является. Это Авдотья Смирнова снимает новую картину — «История одного назначения» об одном чрезвычайно важном, но малоизвестном процессе из жизни писателя.

Эта картина выросла из книги Павла Басинского о Толстом «Слепой против льва». Точнее, маленькой её главки — «Спасти рядового Шабунина», в которой рассказывается об истории затравленного писаря Шабунина, отвесившего командиру полка пощёчину. Цена поступка — смертная казнь. Близится трибунал. Защищать подсудимого вызывается не кто иной как граф и крупнейший русский писатель — Лев Николаевич Толстой.

Авдотья Смирнова — режиссёр фильма: «Я обнаружила, что читаю дальше книгу и всё время возвращаюсь к этой главе. Хочу ещё раз её прочесть и ещё раз… И потом вдруг поняла, что из этого надо делать кино. Показала мужу, и он говорит: «А что в ней такого»? Я говорю: не могу это объяснить, но чувствую, что здесь зарыта интересная киноистория».

И, тем не менее, история долго не складывалась. Смирнова в соавторстве с Анной Пармас и самим Басинским написала и сама же забраковала четыре разных сценария, пока картина, наконец, не сложилась.

Максим Заговора — корреспондент: «Перерыв на площадке. Оливки, килька, капуста, грибочки — вполне себе современный стол. А вот и забытый сценарий».
Толстой: «Пишу».
Сергей Николаевич: «Что?»
Толстой: «Сегодня писал ногу».
Сергей Николаевич: «Какую ногу?»
Толстой: «Такую довольно полную, крупную ногу, которую отрезают у одного довольно красивого молодого человека».

Ампутированная нога — это нога Курагина. Идёт 1866-й, Толстой только пишет «Войну и мир». Он тотально успешен, так почему бы не одержать ещё одну победу в суде. Но ничего не получится. Толстой-адовкат проиграет, а писарь будет расстрелян.

Авдотья Смирнова — режиссёр фильма: «Из этой истории во многом происходит и пацифизм Толстого и его неприятие смертной казни. Не так широко её обычно обсуждают, потому что у нас любят ещё биографии наших великих художников, как череду побед и триумфов. А это история проигрыша Толстого».

Евгений Харитонов — исполнитель роли Льва Толстого: «В этом была некая самоуверенность. У него всё получалось на тот момент в жизни. Он строил свой рай в Ясной Поляне, и всё получалось. И здесь эта самоуверенность по отношению к тому, что он способен это сделать — выиграть дело, толкнула его на эту ошибку, он проиграл. И после этого дела он внутренне поломался».

Авдотья Смирнова — режиссёр фильма: «Лучшим рекламным слоганом этой картины было бы бессмертное высказывание Виктора Степановича Черномырдина «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Это история ровно про это. Толстой хотел как лучше, но получилось как всегда».

Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Софью Толстую играет Ирина Горбачёва, после «Аритмии» — одна из самых востребованных молодых актрис страны.

Ирина Горбачёва — исполнительница роли Софьи Толстой: «Ты снова играешь любимую женщину рядом с мужчиной в сложной жизненной ситуации? Именно так, мы подбирали сценарий специально, потому что, как выяснилось, я теперь только это и могу играть. Она его друг, человек, которому он может доверить всё, что с ним происходит. Хотя в начале не так, она жена, которая занимается детьми, хозяйством и так далее, а к концу мы приходим к тому, что она его понимает, знает и может объяснить, что с ним происходит».

И это, конечно, в первую очередь кино. Игровое. Не исторический документ и даже не байопик о Льве Николаевиче. Все диалоги — выдуманные.

Реальная речь Толстого тоже оказалась слишком скучной, и её переписали. Главный принцип: если так могло быть в теории — то так оно и в истории может быть.

Максим Осадчий — оператор фильма: «Очень редко, когда тот мир,  который от нас уже ушёл, и вот тебя в него возвращают… Всё равно надо самообразованием заниматься, интересоваться, но на это нет времени… И вот когда тебя погружают в такую историю, она тебя просто держит, и ты получаешь удовольствие от того, что её делаешь».

Проект участвовал в питчинге Министерства культуры, но не был отобран для государственной поддержки. Может, просто сценарий не понравился, может, в ведомстве не могут забыть фильм Авдотьи Смирновой о другом русском писателе, Иване Бунине, а, может, Толстой, бросающий вызов системе, слишком неоднозначный образ, чтобы его спонсировать. Тем более, что тема «несправедливости в суде» за полтора века не потеряла актуальности.

Авдотья Смирнова — режиссёр фильма: «Я же не газета. Зачем мне на что-то намекать. Всё, что я хочу сказать — я произнесу внятно. Остальное — вопрос интерпретаций».