15.01.2020

Ничего, «Особенные»: в прокате новый фильм от авторов «1+1»

Зинаида Пронченко
автор
Зинаида Пронченко

Зинаида Пронченко о том, стоит ли идти в кино на социальную трагикомедию французских кассовых рекордсменов Оливье Накаша и Эрика Толедано с Венсаном Касселем в главной роли.

Во Франции без перемен, в Париже снова неспокойно. На фоне бессрочной всеобщей забастовки против повышения пенсионного возраста в прокат выходит картина «Особенные». О том, что есть в Пятой республике проблемы посерьёзнее социальных ништяков для, будем откровенны, окончательно разбаловавшихся профсоюзов SNCF (галльское РЖД). Кроме того, авторы объясняют зрителю на примере une histoire vraie, как самые отверженные низы договариваются между собой, пока технократичные верхи чинят свою популистскую шарманку, а средний класс ностальгирует по багету и берету и ноет, воет, кроет.

Дуэт Толедано-Накаш на родине не любят. Точнее, как, публика их комедии на классово-расовых щах обожает, а вот коллеги снобируют. Лидеры национального проката после успеха «1+1», «Праздничного переполоха» и «Самбы» вернулись жечь своим смелым юмором сердца людей, хотя до безумства храбрых соотечественников из «Шарли Эбдо» им, конечно, как до «Пальмовой ветви» Каннского фестиваля («Особенные» закрывали Канны в 2019 году, с почётом, но вне конкурса).

В новом фильме многое по-старому — конфликт коллектива и индивидуума, трагического и комического, неполиткорректного и дидактического, наконец, цинизма и филантропии. Но традиционный уже для Толедано и Накаша драматургический принцип — плавного движения героя по ходу пьесы от культурной или социальной изоляции к пресловутому «жить вместе» (политическому концепту, придуманному социалистами), от частного к целому, от аномии к норме — здесь поставлен с ног на голову. Недаром оригинальное название звучит как «Вне норм». Глава благотворительной ассоциации «Голос праведных» (возможен и другой перевод, своеобразная игра слов — «Голос тех, кто не фальшивит») месье Бруно за два часа экранного времени совершает такие подвиги гуманизма на грани с невозможным, настолько жертвует собой (от личной жизни до личного кошелька), что, в общем, вместе с коллегой в исполнении Реда Катеба тянет на статус святого и мученика, чья жизнь — всегда изоляция и аномальное явление.

История про то, как энтузиасты на местах помогают детям с РАС, привлекая к этому благородному делу подростков из неблагополучных районов, первый из которых — Сена Сен-Дени, известный среди местного населения под кодовым номером «93» (следует произносить neuf-trois, то есть буквально «девять-три»), — необычный кейс для Франции, славящейся самой лучшей в Европе программой социальной поддержки населения. Однако, как рассказывают нам Толедано-Накаш, у французского правительства (фильм уже показали Макрону, и он схватился за голову) руки дошли и до неимущих, и до беженцев, и до стариков, и до беспризорных детей, но не до людей с аутизмом. На сегодняшний день большинство пациентов с РАС отправляют в соседнюю Бельгию. Там помощь поставлена на широкую капиталистическую ногу, интернаты для несовершеннолетних с диагнозом РАС — прибыльный бизнес.

В 2014 году Толедано и Накаш уже сняли на эту «особенную» тему документалку для Canal+, но настоящей силой убеждения обладает именно художественный вымысел, а не суровая правда.

«Особенные» ходят по краю дурного вкуса, но умудряются ни разу не свалиться в спекулятивные ламентации и прочий мир, что не стоит слезинки ребёнка. Динамично, со знанием дела, но не щадя эмоций зрителя, авторы развеществляют медийную пропаганду, будто на родине Уэльбека и Марин Ле Пен все всех ненавидят и утопающие в неравенстве и несвободе барахтаются без братской поддержки. Бруно — ортодоксальный еврей, Малик — правоверный мусульманин, они такие разные, но всё равно вместе, ибо тем, кто по-настоящему другой, срочно требуется их помощь. Так же, по нисходящей, до самого третьестепенного персонажа, действуют и все остальные, альтруизм побеждает эгоизм, и хоть аутизм не предполагает хеппи-энда, happy moments случаются, если очень постараться.

Невероятно, но факт. Почти ничего в этом фильме не придумано, только сыграно, и то не целиком, ведь в кадре пациенты вперемешку с профессиональными актёрами, чей голос, слава их таланту, звучит не фальшиво, а значит, праведно.