06.12.2019

Обзор (к)инопрессы #16: «Ирландец», «Харли Квинн», «Кошки» и «Холодное сердце 2»

Виктор Непша
автор
Виктор Непша


Англоязычная пресса обсуждает всё то же, что и мы: главные премьеры у нас общие. Виктор Непша, поселившийся ради вас в газетном ларьке, выбрал самое интересное.


«Ирландец»
Мир обсуждает 3,5-часовой фильм Мартина Скорсезе.
Indiewire даёт слово режиcсёру, который протестует против сравнения его 3,5-часовой картины с сериалами и настаивает на уникальности опыта работы с Netflix. В конце материала присутствует неуважительное пособие по тому, как посмотреть «Ирландца» в формате мини-сериала (выйдет 4 серии).


Vulture взял интервью у Робби Робертсона — одного из лучших друзей Скорсезе, лидера группы The Band и композитора новой работы итало-американского режиссёра. Помимо «Ирландца» поговорили о гангстерском стиле жизни, Бобе Дилане и творческих решениях Робертсона как композитора. В частности, именно благодаря ему мы можем слышать «I’m Shipping Up to Boston» в «Отступниках».
Hollywood Reporter рассказывает о прототипах 12 героев фильма в реальной жизни.


Vanity Fair собрал про премьеру шутки разной степени свежести, преимущественно — об особенностях нетфликсовского формата просмотра.




«Харли Квинн»
Другая новинка конца ноября — анимационный сериал «Харли Квинн», попытка нового взгляда на привычную героиню вселенной DC с Кейли Куоко на озвучке. 

Screenrant по этому поводу перечисляет персонажей, уже успевших мелькнуть в шоу: Джокер, Бэтмен, Убийца Крок, Загадочник, Мэн-Бэт, КГБист и все-все-все. 

Rotten Tomatoes со слов продюсеров объясняет концепцию сериала. В первую очередь «Харли» ориентируется на взрослую аудиторию и пытается изучить главную героиню в отрыве от любых отношений, будь то Джокер или Ядовитый Плющ. По первым впечатлениям всё выглядит очень привлекательно, хочется, чтобы реализация шоу не подвела задумку.


Противоречивость Реджины Кинг
Indiewire рассказывают о вкладе Реджины Кинг в сериал «Хранители». По мнению авторов, актриса не только сыграла главную роль, но и предложила новый, ещё более сложный вариант традиционного архетипа копа, нарушающего правила. Противоречивость поступков персонажа умножается на множественность идентичностей Анжелы Абар: исполняющая несколько ролей темнокожая женщина — хранитель порядка, действующая круто, но в то же время очень жёстко. «Всё это играет на размытие традиционных закостеневших жанровых конвенций с обаятельным полицейским-мужчиной», — идея действительно неплохая, но вместо общих и достаточно поверхностных комментариев от самой Кинг хочется более подробного анализа этих жанровых конвенций. Понятно, что объём и трудозатратность материала оказались бы совсем другими, но в исходном виде получился проблеск любопытной идеи, снабжённый формальным комментарием.



РуПол
Vanity Fair подготовил большой профайл актёра, телеведущего и дрэг-куин РуПола, держащего рекорд по количеству статуэток «Эмми». В первую очередь автор ставит себе цель попытаться выяснить, кто такой РуПол на самом деле. Кто именно прячется за всеми производимым контентом — шоу, фильмами, сериалами, книгами, подкастами, светскими мероприятиями? Очевидно, пробиться к человеку, который носит столько масок и носит их с таким мастерством, — задача сложнее среднестатистической. Перед нами предстаёт трудоголик, путём титанический усилий выбившийся из контркультуры в мейнстрим. И, более того, превративший в мейнстрим часть своего контркультурного прошлого. Тяжёлый путь РуПола включал упорную борьбу со своими зависимостями — в результате, если верить автору текста, теперь с ним беседует почти медитативный гуру, чувствительный, закрытый и просветлённый человек. Фокус ненадолго смещается на уникальность RuPaul’s Drag Race — шоу, которое умножило интерес к дрэг-культуре, она же культура переодеваний, и изменило сам взгляд и формат разговоров о ней. Но затем всё снова возвращается к умиротворённым размышлениям РуПола о жизни и людях. Текст успевает рассказать много интересного: о том, как шоу RuPaul’s Drag Race помогло его участникам, или о действительно впечатляющей работоспособности РуПола в попытках избежать скуки. Но, кажется, основную задачу выполнить не удаётся: автор всё же не раскрывает своего героя с новой стороны, а просто перечисляет его заслуги и достижения. В проблематичных или слишком личных моментах беседы журналисту только остаётся восхищённо-удивлённо наблюдать, как РуПол переводит разговор в абстракцию или повторяет целые фрагменты из других интервью. В итоге вся финальная подводка с философским образом главного героя оказывается словно оправданием для автора, который не смог узнать от собеседника что-то новое.
«У людей, управляющих на определённом уровне, одинокий путь. Это факт жизни. Изучение того, как управлять другими людьми в своей жизни, реальностью своей семьи, бизнесом или политикой, становится скучным. А для людей вроде нас заскучать — самое мучительное».



«Кошки»
Vulture погружается в специфическое и рассказывает всё, что вы хотели знать об экранизации Cats, но боялись спросить. Текст начинается многообещающе: «Первое, что вам надо знать о фильме: он о кошках. Второе: это не кошки». Далее следуют ответы на ворох самых разных вопросов: кошки в мюзикле «кошачьего» размера? Причём здесь христианские метафоры смерти и воскрешения? Что изменится в фильме по сравнению с мюзиклом Эндрю Ллойда Уэббера? Текст умело сочетает бойкий стиль и информативность — то, что надо, если самостоятельно пока боитесь приближаться к странным котообразным людям, особенно после трейлера картины. А заканчивается материал так:
«[Воображаемый читатель]: Погоди, пока не ушёл, почему люди любят “Кошек”?

[Автор]: Не мне отвечать. Я собачник».



«Достать ножи»
К выходу «Достать ножи» в широкий прокат вспомнили о режиссёре Райане Джонсоне:

BFI подробно расспросил гостя о любви к Агате Кристи и (более бегло) о работе со звёздным составом (Дэниел Крейг, Кристофер Пламмер, Джейми Ли Кёртис, Майкл Шеннон) и возможном возвращении во вселенную Star Wars.
Guardian сосредоточился на перечислении жанровых пертурбаций Джонсона, ироничном использовании Дэниела Крейга и негативе, который режиссёр получил за лучшее, что случалось со «Звёздными войнами» в XXI веке.
Но лейтмотив в обоих текстах — всё же Агата Кристи и её творчество: похоже, её дело продолжает умелый и остроумный автор, так что писательнице можно перестать крутиться в гробу от Кеннета Браны и его усищ.



«Холодное сердце 2»
Второй по обсуждаемости фильм недели (и первый из кинотеатральных премьер) — «Холодное сердце 2».
Insider перечисляет 21 незаметную деталь из мультфильма, которую можно упустить при первом просмотре: игрушки-пасхалки, значимые узоры, цвета и наряды.
LA Times подготовил рейтинг песен Frozen 2 и даже утверждает, что некоторые превосходят номера из первой части.
А Metro поискал по соцсетям отзывы в пользу Frozen 2 в противостоянии с первой частью. Выглядит не очень репрезентативно, но ради интереса ознакомиться можно.



Списки
— 10 фактов о «Джанго освобождённом» от Screenrant
— Лучшие неоригинальные шоу Netflix от Variety
— Фильмы с Дэниелом Крейгом от худшего к лучшему по версии Rotten Tomatoes. Диапазон уровня «свежести» — 90%!
— Гид по новым рождественским картинам от Vulture
— 60 лучших фильмов на «Дисней+» снова от Vultureh
— 10 лучших детективов с неизвестным убийцей от BFI