08.02.2019

Открытие 69-го Берлинского кинофестиваля

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Берлинале. Утро. До открытия остались считанные часы. Дитер Косслик, возглавлявший фестиваль с начала века и покидающий пост в этом году, обходит владения, готовясь в последний раз запустить эту машину. Его дембельский аккорд — гимн всем актуальным повесткам: председатель жюри — женщина, Жюльет Бинош. В конкурсе — 7 фильмов, женщинами снятых. Рекорд, похоже.

Здравствуйте, мадам Бинош. Знаете, если мы посмотрим на программу последнего Каннского фестиваля — там было три фильма, снятых женщинами, в Венеции и вовсе один. Здесь, в Берлине, их семь в основном конкурсе. Что это для вас значит? Что вы думаете об этом? 

Жюльет Бинош: Знаете, когда я говорила с Дитером, он сказал: я очень счастлив, что у нас семь фильмов, снятых женщинами. И тут же добавил: но я выбрал их не потому, что они сняты женщинами. А потому, что это прекрасные фильмы. Но десять лет назад это было невозможно представить. Поэтому, думаю, мы просто открыли свои сердца, свой разум и, знаете, даже тела, пожалуй. Хорошие времена настают.

Много внимания, казалось бы, не кинематографическим странам: в конкурсе, например, наравне с мэтрами Франсуа Озоном и Фатихом Акином — режиссёры из Монголии и Македонии. Много внимания уделено правозащитным картинами. Наконец, тема экологии — в прямом смысле на каждом шагу. Никогда ещё красная дорожка не была такой зелёной. В этом году все фестивальный ковры на фестивале соткали из полутора в общей сложности тонн мусора, выловленного в морях. Акция, понятное дело, призвана обратить внимание на проблемы загрязнения мирового океана.
Солнце сменилось софитами. Мусорный ковёр проходит испытание шпильками и каблуками лакированных туфель. Предельная концентрация главных героев следующих десяти дней.
Россию на фестивале представят два фильма: в программе «Форум», специализирующейся на экспериментах, прорывном кино и дебютах, — «Мальчик русский» ученика Александра Сокурова Александра Золотухина. В «Панораме», самой демократичной секции, где победителя зрители, — «Кислота» Александра Горчилина.

Александр Горчилин — режиссёр фильма «Кислота»: 

Вот и проверим завтра. Мне самому интересно посмотреть на их реакцию, какой фидбек будет. Я знаю только, что уже раскупили билеты на три сеанса полностью. Мы, Бен Аффлек и какой-то корейский фильм раскупили.

В основной программе в этом году российских фильмов нет. Но есть нюансы. Берлинале открылся картиной датчанки Лоне Шерфиг «Доброта незнакомцев». И там про нас.

Конкурс без России, думали мы. Не тут-то было. Уже в первом фильме, фильме открытия — ещё какая Россия. Действие происходит в ресторане «Зимний дворец». Водка льётся рекой, икру едят ложками, на балалайках играют. Медведей, правда нет, но уж где-где, а на Берлинале нехватки в медведях быть не может.

Лоне Шерфиг — режиссёр фильма «Доброта незнакомцев»:

Ничего общего с настоящей Россией. Я бывала у вас в стране, я понимаю, что то, что происходит в моём фильме, — китч и комедия. Я знаю, что это не имеет никакого отношения к реальности. Знаете, когда иностранцы показывают Данию, я тоже хватаюсь за голову. Мы ведь не ходим с утра до ночи в костюмах рыбаков. Но я надеюсь, что вам понравилось, что вы не обиделись.

Русский ресторан — место встречи одиноких жителей Нью-Йорка. Героиня Зои Казан, сбежавшая от домашнего насилия, украдёт для детей чёрные яйца рыбы, если вы понимаете, о чём речь. Калеб Лэндри Джонс сыграет на балалайке размером с него самого. А Билл Найи будет выдавать себя за русского, нелепо подделывая акцент.

Билл Найи :

Я, конечно, надеялся, что не встречу никого из России здесь… Но вот и вы. На самом деле я консультировался со своими приятелем Дмитрием, который живёт в Лондоне. И у меня до сих пор на телефоне сохранились очень смешные записи, как я пытаюсь повторить его акцент. Вы должны простить меня за мой русский, но, знаете, это не то, что получалось у меня само собой, мне пришлось приложить усилия.

Слоган Берлинале в этом году: всё личное — политическое. То есть самым политическим смотром его называли всегда, но внутри фестиваля к этому относились как к стереотипу. Как мы к балалайкам в иностранных фильмах. Теперь маски сброшены. Свой дембельский аккорд Дитер Косслик готов сыграть громко!

Личное всегда политическое. Что это значит для вас? 

Дитер Косслик: Ровно это и значит. Ваша личная жизнь — часть политики, именно она определяет её. Это слоган женщин в их борьбе за права в 1968 году. И когда вы увидите фильмы программы, вы увидите, что они все о личных историях и они все политические. Так это и работает.

Ещё один вопрос, на который, думаю, вы сегодня отвечаете целый день. Это ваш последний фестиваль после 18 лет работы. Как вы себя чувствуете в конце эры Косслика?

Дитер Косслик: Конец наступит на следующей неделе. Сейчас я чувствую себя отлично, чтобы задать здесь жару, а на следующей неделе поговорим о прощании.

Следите за Берлинским кинофестивалем на Кино ТВ. Каждый день в эфире — главные герои, фильмы, явления смотра. Говорят, что для настоящих киноманов год начинается в феврале.