21.12.2017

Пять нюансов в фильмах Тарантино, о которых вы не задумывались

Александр Павлов
автор
Александр Павлов

Александр Павлов — киновед, автор книги «Бесславные укблюдки, Бешеные псы, Вселенная Квентина Тарантино» подмечает пять фактов о своём любимом режиссёре:

1. Тарантино не любит детей и животных


В творчестве Квентина Тарантино почти нет детей, почти нет животных. Единственные дети, которые встречаются в его вселенной, — это маленький Буч Кулич и Биби — дочь Беатрикс Киддо в «Убить Билла», во второй части. А едва ли не единственное животное, кроме коня Фрица, которое встречается в творчестве Квентина Тарантино, — это кот Цезарь. Что говорит нам о том, что Квентин Тарантино постарел и стал сентиментальным, потому что этот персонаж встречается в его на сегодняшний день последнем фильме «Омерзительная восьмёрка».

2. Не так уж много насилия

Когда говорят, что в творчестве Квентина Тарантино много насилия, много крови, это не совсем так, потому что, если вы посмотрите хотя бы фильм «Джеки Браун», то убийства там совершаются крайне не смачно. Это во-первых, а во-вторых, их там почти нету. Единственный фильм, благодаря которому создаётся репутация Квентина Тарантино, как кровавого режиссёра, — это «Убить Билла». Первый том. Если вы посмотрите на все другие фильмы, то увидите, что насилие в фильмах Квентина Тарантино регулируется, что говорит о том, что оно для него является не целью, а средством. И тем самым, для Тарантино насилие — это ни в коем случае не самоцель. И фильмы не про насилие ради насилия, а фильмы для того, чтобы с помощью насилия показать что-то другое.

3. Антиинтеллект или контринтеллект?

Творчество Квентина Тарантино не является антиинтеллектуальным, как принято об этом думать, оно является контринтеллектуальным — и вот, почему. Несмотря на то, что в его фильмах практически нет книг, почти нет экранизаций, если это экранизация крутого детектива, то это именно «Палп Фикшн», макулатура, а, тем не менее, его фильмы любят интеллектуалы, и его фильмы являются отражением современной культуры, которая не может быть антиинтеллектуальной по определению. И в этом смысле, например, интеллектуал Стэнли Кубрик противостоит контринтеллектуалу Квентину Тарантино. Потому что если Кубрик делает только экранизации с классической музыкой, со ссылками на философию, историю, то Тарантино делает свои фильмы про фильмы. Он берёт свои идеи не из кино, литературы, истории или философии, а берёт их непосредственно из фильмов, из популярной культуры, которую он видел. И в этом смысле он доказывает, что существует интеллектуализм нового типа, и этот интеллектуализм — это контринтеллектуализм

4. В фильмах Тарантино нет секса


Если вы обратите внимание на фильмы Квентина Тарантино, то там практически нет сцен секса между мужчиной и женщиной. Единственная сексуальная сцена, где мы видим то, что можно было бы называть нормальным половым актом, это фактически ничего нам не показано в фильме «Криминальное чтиво», это сцена между Бучем и Фабиан. Это двухсекундная сцена в фильме «Джеки Браун». И это секундная сцена в » Бесславных ублюдках«, когда показывают Геббельса и его французскую переводчицу.
Секс, который интересует Тарантино, это не тот секс, который происходит между мужчиной и женщиной, — как правило, это насильственный секс. Но это не просто секс ради секса, а Тарантино это делает для того, чтобы сформулировать, если угодно, закон Квентина Тарантино. Если один мужчина совершает сексуальное насилие по отношению к другому, то в итоге этот мужчина будет лишён полового органа. В этом заключается интерес Квентина Тарантино к сексу.
И таким образом, если мы посмотрим на всё творчество Квентина Тарантино, то секс у него, как правило, фигурирует в диалогах. Или диалоги у него происходят во время секса. И тогда то, что главным образом характеризует творчество Тарантино, — это диалог, для него настоящий секс — это диалог.

5. Тарантино — это «антихичкок»

Одна из четырёх новелл фильма «Четыре комнаты» была снята Квентином Тарантино. Это вольная интерпретация небольшого эпизода из сериала «Альфред Хичкок представляет», который является экранизацией… Роальда Даля. Так вот, мы могли бы подумать, что у Тарантино есть более чем одна экранизация, если он обращается в этом небольшом эпизоде к Роальду Далю. Когда Тарантино снимает свою версию того, что было у Хичкока, он делает это предельно «антихичкоковски», если в сериале «Альфред Хичкок представляет» был важен саспенс, итог того, что происходит в сюжете, в этой истории. А что это за история вы посмотрите сами. То для Тарантино всё это как бы…
История заканчивается тем, чем и должна заканчиваться. Не то, что отрежут главному герою палец или не отрежут, а то, что происходит ровно до этого момента, то есть в своей новелле в «Четырёх комнатах» человек из Голливуда не предлагает саспенс, как это было у Хичкока и некоторым образом у Роальда Даля, но он предлагает диалог. И в этом смысле этот небольшой эпизод характеризует вселенную и подход Квентина Тарантино, как предельно «антихичкоковский», когда он предлагает вместо саспенса диалоговое, но настолько же драйвовое и динамичное кино, как то, что было характерно для Хичкока в его лучших фильмах.

Больше Кино ТВ — в нашем телеграм-канале, подписывайтесь!