12.08.2019

Шины, звери и куртки: о чём снимает своё кино Кентан Дюпье

Ксения Ильина
автор
Ксения Ильина

Тем, кто впервые столкнулся с творчеством Кентана Дюпье, начав смотреть вышедшую в прокат «Оленью кожу», всё происходящее в фильме покажется дурным, но крайне увлекательным сном. Маньяк, одержимый идиотской курткой, зловещая французская глубинка, как в лучших готических романах, съёмки фильма внутри фильма, первый из которых монтирует официантка в исполнении Адель Энель. Простите, что? Но на самом деле «Оленья кожа» встроена в весьма хитроумную и интереснейшую систему кинематографа француза Дюпье, известного также под псевдонимом Mr. Oizo, в котором всё-таки возможно если не разобраться, то хотя бы попробовать.

Кадр из х/ф «Оленья кожа», реж. К. Дюпье, 2019 г.

Его первый полнометражный фильм «Смени лицо» ещё имеет внятный и довольно простой сюжет. Это пародия на молодёжные фильмы о придурковатых студентах колледжа, которые только и делают, что пьют пиво, курят травку и бахвалятся друг перед другом. У Дюпье они пьют молоко и приделывают себе новые лица. Какая, в общем-то, разница, чем заполнять досуг? Главное — быть в тренде, говорить модное «йоу» и вовремя делать очередную подтяжку. В «Шине» — тоже пародия, но уже на фильмы ужасов категории Б, где кромешная резня всех попадающихся под руку (любимое место, конечно, — придорожный мотель) совершается автомобильной покрышкой. Опять подмена. Какая разница, кто субъект, а кто объект — от этого, считает Дюпье, ничего не изменится. Самое интересное начинается, когда начинаешь менять местами слои реальности. Этот процесс и начинает интересовать режиссёра, начиная с фильма «Неверно». У главного героя Дольфа Спринтера похитили любимого пса, и теперь в перерывах между работой ему приходится пуститься на поиски собачки. В офисе всё время идёт проливной дождь, но это перестаёт казаться странным в тот момент, когда зритель узнаёт, что вообще-то Дольфа уволили три месяца назад. В саду Дольфа неизвестные силы подменили пальму елью, садовник уже переспал с девушкой, с которой Дольф познакомился через службу доставки несколько часов назад. Ничего не напоминает? Дюпье — мастер абсурда, к которому спустя час любого его фильма не остаётся вопросов о том, что же он вытворяет. В конце концов, и что с того?

Трейлер х/ф «Шина», реж. К. Дюпье, 2010 г.

Пожалуй, наиболее яркий Дюпье — это «Реальность», побывавшая на фестивале в Венеции. «На посту» — укрепление позиций, псевдорасследование убийства, саркастичная усмешка: звание мастера сюра носить почётно и сладостно. Самое прекрасное, что несмотря на то, что во всех фильмах Дюпье довольно просто обнаружить схожие мотивы, он никогда не скатывается в самоповтор, очень внимательно обходит стороной черту, которая от развития собственного метода уведёт в несмешное занудство.

Кажется, что Дюпье на каждом шагу шлёт приветы всем культовым режиссёрам современности — от Линча до Ханеке. Герои Дюпье всё время за кем-то подглядывают и смотрят странные записи на видеокассетах, как это происходит у Ханеке в «Видео Бенни» и «Скрытом». В «Реальности» же это не просто кассета, которую смотрит девочка по имени Реальность, но и буквальная чертовщина в духе «Малхолланд-драйв», когда сойти с ума гораздо проще, чем разобраться, было или не было на самом деле. Но Дюпье, в отличие от того же Ханеке, совсем не зол. Он принял правила игры, а принимать — совсем не значит играть. Это значит уметь находить лазейки.

Кадр из х/ф «Реальность», реж. К. Дюпье, 2014 г.

Животные — одна из важных ниточек творчества Дюпье. Покрышке-убийце на её кровавом пути в первую очередь попадается кролик, олени видятся героям в «Неверно», в «Реальности» маленькая хмурая девочка находит видеокассету в желудке у убитой свиньи. Это никакие не совпадения — животная символика прочерчена у Дюпье на максималках. Шина смотрит по ТВ передачу про черепах, пока рядом истекает кровью расчленённая им горничная. Люди ничем не лучше животных, так почему же не отдать последним достойную часть экранного времени? Пусть зритель полюбуется и ужаснётся.

Дюпье любит кровавые ситуации, но точно не любит, когда их инициаторами выступают люди. На эту роль больше подходят звери, шины или куртки — их фактура гораздо органичнее смотрится в историях про маньяков. В «Реальности», например, герои собираются снимать фильм, в котором людям взрывают головы взбесившиеся телевизоры. Ничего неожиданного, не правда ли?

У Дюпье нежные взаимоотношения с реальностью как таковой — он запросто ломает четвёртую стену уже начиная с «Шины», где зрители одного фильма оказываются героями другого, настоящего, того, который смотрим и мы. Но где настоящее, а где фейк? Не то же самое тут, что и с подменой человеческого животным? В «Реальности» воспоминания закольцованы, не имеют начала и конца, для зрителей нет точки входа, как нет для них и выхода. В «Неправильных копах» герои смотрят по телеку «Шину», а в «На посту» подозреваемый в убийстве не может понять, как следователь проник в его собственные воспоминания и начал менять их как заблагорассудится. «Не дождётесь, конца не будет», — говорит бледный устроитель развлечений одному из зрителей, не желающих умирать вслед за остальными в «Шине». Да мы и не хотим конца этого праздника, Кентан, — пожалуйста, продолжай.