04.04.2017

Обзор фильмов: «Уна». Руни Мара играет взрослую Лолиту

Кино ТВ
Кино ТВ
автор
Кино ТВ

Пьеса «Чёрный Дрозд» Дэвида Харроуэра была впервые представлена и произвела фурор в 2005 году на Эдинбургском фестивале. Тогда её увидели несколько сотен человек. Дальше её ставили во многих странах мира — в том числе, и в России — количество зрителей выросло до десятков тысяч. Спустя десять лет продюсеры увидели в ней потенциал полнометражного фильма, а, значит, и потенциал миллионной аудитории. На экраны выходит «Уна».

Это продолжение «Лолиты», если бы Набоков не убил своих героев. Точнее, одно из возможных продолжений. Прошло пятнадцать лет. Девочка выросла и сама нашла своего отсидевшего любовника. У него новое имя, новая женщина, новый дом и даже падчерица. В общем, целый новый мир, который можно разрушить.

Руни Мара, исполнительница главной роли: «Я посмотрела постановку в 2007-м, с Элисон Пилл и Джеффом Дэниэлсом. В театр меня позвала мама, а я ничего не знала об этом произведении. Я не знала, чего ожидать, но была поражена. И эта история не отпускала меня на протяжении следующих лет. Конечно, я хотела попробовать тоже это сделать».

Если набоковский роман — это, скорее, мужской взгляд на сексуальные отношения с ребёнком, то пьеса Харроуэра и фильм Бенедикта Эндрюса — в первую очередь, женская рефлексия. Формально в «Уне» две главные роли, он и она, но Бен Мендельсон решительно отодвинут на второй план. Руни Мара вновь, после «Кэрол», пишет историю «другой любви» и солирует куда более явно, чем актрисы, игравшие пьесу на сцене. Если забыть о продюсерских планах, может быть, главное, ради чего этот текст стоило переносить на экран, — крупные планы.



Дэвид Харроуэр, автор пьесы «Чёрный дрозд»: «Я очень рад, хоть это и совершенно разные явления: спектакль и фильм. Первый случился десять лет назад, и я успел забыть, что там происходило, а это совершенно новые эмоции. Сейчас мы гастролируем по миру, и я просто получаю удовольствие».

На предпремьерном показе в России многие зрители скучали. «Уна» развивается неспешно, без грандиозных эмоциональных всплесков. В каждом кадре, да, драма, но и абсолютная обыденность. Всё происходит будто через дорогу. «Уна» рассказывается не как история уникальной любви, не по-набоковски, а как история, которая может произойти с каждым. Вот здесь скука и уступает место отчаянию.