14.12.2017

«Вечеринка» худших друзей

Зинаида Пронченко
автор
Зинаида Пронченко

Обязательная к прочтению рецензия Зинаиды Пронченко о необязательном к просмотру фильме Салли Поттер.

Новый фильм Салли Поттер «Вечеринка», видимо, задумывался, как очередные поминальные камлания по Европе-Атлантиде. Только в жанре юморески. И действительно — сколько можно? Вся эта эсхатологическая рефлексия белого человека — по сути, выморочный трансгуманизм. Вроде хороним, а на самом деле выкапываем мертвеца, чтобы прислонить его, допустим, к коринфской капители. И потом, если уж на то пошло, какое право имеют британцы, всю историю выпячивавшие свой островной менталитет, оплакивать цивилизацию метрополии. На траурных мероприятиях по гибели иудео-христианских ценностей, вы, ребята, — персона non grata.

Сюжет «Вечеринки» вполне чеховский, почти «Чайка». В гости к Джанет (Кристин Скотт-Томас), отпраздновать её назначение новым министром здравоохранения, приходят соратники, связанные друг с другом инцестуальными отношениями — сволочная подруга Эйприл (Патришия Кларк тут не многим отличается от своей героини из «Карточного домика», циничная стерва, которой даже власть не в радость); бойфренд Эйприл, йог и шарлатан Готтфрид (великолепный Бруно Ганц); пара лесби-феминисток, великовозрастная Марта (Черри Джонс), специалист по gender studies, и её истеричная возлюбленная Джинни (Эмили Мортимер), беременная аж тройней; а также смазливый накокаиненный банкир (Киллиан Мерфи) с пистолетом в кармане. В какой момент раздастся выстрел и кто спустит курок — главная интрига фильма.

Героиня Кристин Скотт-Томас — типичная современная успешная женщина, которой карьера дороже сантиментов, поэтому, когда в разгар торжества её вросший в вольтеровское кресло муж Билл (Тимоти Сполл) устраивает бунт на супружеской лодке — «Я устал, я ухожу доживать свои дни к другой», — первая реакция Джанет: «Что скажут в партии? Ведь им ещё проводить реформу через парламентские прения, а тут такой скандал».

Собственно, «Вечеринка» — незамысловатая метафора состояния умов совестливой интеллигенции. Именно о тщетных играх разума, в ущерб старым добрым чувствам — и в первую очередь локтя, заботы о ближнем, безграничной, всепрощающей любви, то бишь outdated эзотерике, обычно подробно изложенной в буклетах Свидетелей Иеговы или любой другой религиозной секты, — Поттер и сняла кино. Памфлет, подтрунивающий над сугубо интеллектуальным подходом к жизни. Высмеивание дорогих сердцу каждого приличного человека имён — Фрейда, Ницше, Маркса, Лакана и Деррида, — оказывается у Поттер клише похуже колонок «прошу слова» в газете «Либерасьон» от живых классиков социалистической доктрины, типа Бернара Анри-Леви. Вообще, самобичевание элит, призывающих опроститься до дискурса уровня no brow, порядком надоели. Лицемерный тоталитаризм, полагающий рефлексию в башне из слоновой кости времяпровождением от лукавого, — хватит жалеть беспризорных на страницах гарвардских журналов, пора выезжать в горячие точки с кастрюлей бесплатного супа — ни в коей мере не способствует вселенскому благополучию, зато планомерно уничтожает право думающего человека на иное, отличное от якобы консенсуального договора привилегированного большинства со своей совестью, мнения. В горячих точках ждут Иностранный легион с холодным оружием, а не с остывшей похлебкой, интеллектуалу же место за письменным столом. Обо всём этом читай у Платона в «Государстве». Потому слушать мнение Салли Поттер по цивилизационным вопросам неловко. Есть, кстати, в Британии голоса почестнее — например, Бат Йеор, которой либеральное морализаторство чуждо, но она, увы, как и Уэльбек во Франции, давно объявлена парией.

Характерно, что Поттер, обличая пороки белого человека — невозможность сострадать, любить, а, значит, жить, убеждена — все эти беды исключительно поколенческие, хотя дольше века длится день, а, значит, история болезни насчитывает тысячелетия. В картине с похожим сюжетом «Нашествие варваров» Дени Аркан, конечно, жалел представителей элитистской академической культуры, но, прощаясь с ними, не скрывал облегчения. Поттер не жалко никого, но и отпустить прошлое она не может, это же самоубийство — всё равно, что надеть пояс шахида. Героизм нынче монополизировали «враги», а жертвы в апокалиптическом восторге утирают слёзы умиления. Такая косплей-вечеринка.

Больше Кино ТВ — в нашем телеграм-канале, подписывайтесь!