10.11.2017

Владимир Мартынов про Эннио Морриконе

Кино ТВ
Кино ТВ
Автор статьи

Как композитор, с академической точки зрения, он второго или третьего эшелона. Академисты – у них как? Ты напиши мне произведение, чтоб я сидел в концертном зале и только это слушал. Как 8-ю симфонию Шостаковича или 7-ю Прокофьева. Отрешись. А это, с точки зрения академического композитора, прикладная музыка. Просто тут надо понимать, что прикладная музыка по своему воздействию и качеству может быть ничуть не меньше, чем автономная. Абсолютно гениальный кинокомпозитор и, конечно, мелодист. Поражает разброс. Он универсальный — и с Бертолуччи работает, и с кем только не работает. И везде всё получается.

Это открытый мелодизм, он итальянец, поэтому никуда не денешься. Щедрый мелодический дар, совершенно ни с чем не сравнимый, но этого мало.

«Однажды в Америке» с этой самой губной гармоникой, мне кажется, это находка тембра и образа… Там же человека вешают, это один из самых лучших образцов киномузыки, который может только быть.

Но весь фокус в том, что если бы эта гармоника была бы самостоятельной, она бы не производила того впечатления, если бы она была вырвана из контекста, и мы бы не знали о ней. Поэтому нельзя отделаться тем, что Морриконе итальянец, и он пишет такие замечательные композиции, что и бабушкам, и пенсионерам, и внукам, и всем это нравится. Всё это так, это при нём, но интересен не этим, а тем, что это так попадает в изображение и в кадр, что оно становится неотделимо одно от другого, и одно другое вытаскивает.

Наверное, есть люди, которые покупают диск Морриконе и слышат его в первый раз… Но таких людей гораздо меньше. Морриконе начинают покупать, потому что услышали его там. А если бы люди не услышали это в кадре с кинозалом, нечего было бы покупать. То есть на самом деле это не аудиальный продукт.