24 February

5 документалок о Всемирной паутине: альт-правые с 4chan, Anonymous, интернет-зависимость в Китае

Соня Бессонова
автор
Соня Бессонова

Какая связь между лягушонком Пепе и Дональдом Трампом? Где в Китае лечат детей, променявших реальный мир на виртуальный? Как ловят кибер-террористов и мучителей животных? Анонимность, свобода слова, защита частной жизни, запрещённые вещества, вирусные видео и интернет-зависимость – Соня Бессонова подготовила очередную подборку документальных фильмов, в которых действие на этот раз разворачивается во Всемирной паутине. 

«Ништяк, браток», реж. Артур Джонс, 2020

Что общего между лягушонком Пепе и современной американской политикой? Правильно, тролли с имиджборда 4chan. Первая волна популярности безобидного персонажа нахлынула после его дебюта на MySpace в середине 2000-х; затем, спустя много лет, пучеглазый антропоморф внезапно стал символом ненависти и превратился в оружие массового медиапоражения. 

Поистине интересная глава в жизни Пепе настала со стартом президентской кампании Дональда Трампа, когда альтернативные правые с «Форчана» ринулись призывать фотошоп-умельцев к поддержке республиканца и созданию мемов, в основном с ним же в образе лягушки – теперь самодовольного циника, продвигающего в массы антисемитизм и иные формы нетерпимости. Несмотря на все шансы стать самым запоминающимся рисованным отморозком в истории, Пепе, судя по фильму Артура Джонса, ещё может сбросить с себя оковы постыдного прошлого.


«Имя нам легион: История хактивизма», реж. Брайан Кнаппенбергер, 2012

Взлом внутренней сети Сената США, игровой системы PlayStation Network, компьютеров НАТО, ресурсов ЦРУ и ФБР – всё это и не только дело рук хакеров из группы Anonymous. Без имён и лидера, эти действующие вне закона кибертеррористы с начала 2000-х выступают против цензуры в интернете и реальной жизни, устраивая показательные «расправы» над теми, кто наплевал на свободу слова. 

Режиссёр Брайан Кнаппенбергер, двумя годами позднее выпустивший не менее удачный фильм «Интернет-мальчик» про интернет-активиста Аарона Шварца, уместил в 90 минут хронометража историю возникновения Anonymous, противостояния безличных хакеров с Церковью сайентологии, их акций протестов и ряда DDoS-атак. И это со слов участников Anonymous! 


«Руки прочь от котиков! Охота на интернет-убийцу», реж. Марк Льюис, 2019

После трудного рабочего дня сотрудница казино под Лас-Вегасом Деанна Томпсон мечтает лишь о том, чтобы повозиться со своими псами и зависнуть на время в виртуальной тусовке. Женщина и подумать не могла, что одним вечером Facebook подкинет ей видео с жестоким убийством двух котят. Хотя определить охотного до славы живодёра, предусмотрительно спрятавшего лицо за капюшоном худи, практически невозможно, Томпсон вместе с горсткой других неравнодушных детективов-любителей из соцсети вызывается вычислить того по немногочисленным зацепкам. 

На протяжении трёх эпизодов остросюжетного оригинала Netflix онлайн-энтузиастов ведёт благородный порыв поймать садиста, пока он не перешёл на жертвы побольше. Но тут важно задать себе вопрос: может ли нескрываемый интерес общественности к тайной личности спровоцировать живодёра на создание новых инфоповодов?


«Глубокая паутина», реж. Алекс Уинтер, 2015

Нью-Йорк, 2014 год. В зале суда обвинительный приговор выслушивает Росс Ульбрихт, владелец печально известного теневого рынка Silk Road, гарантировавшего анонимность/защиту частной жизни. На просторах «глубокой паутины» (огромного пласта не индексируемых стандартными поисковиками веб-страниц) Silk Road обозначился за четыре года до слушаний, предоставляя пользователям широкий выбор запрещённых наркотических средств, порнографических материалов, поддельных документов и т. д.

«Глубокая паутина» – хроника расцвета и падения популярнейшего (в том числе со стороны правоохранителей, получивших без ордера доступ к частным серверам) интернет-магазина с нелегальными товарами, рассказанная через историю Росса Ульбрихта. На тот момент 29-летнего мужчину обвинили в наркоторговле, заказном убийстве «неудобных» человек и ещё нескольких преступлениях, а позднее лишили права на справедливый суд. Этот фильм – ода конфиденциальности в цифровую эпоху.


«Сетевой торчок», реж. Хилла Медалиа, Шош Шлам, 2013

Блёклые обветшалые строения, шагающие в походном строю юнцы, сотрясающийся в немом плаче подросток, затаившийся по ту сторону оконной решётки, – вот что бросится в глаза тем, кто посетит Центр лечения интернет-зависимости в китайском Дасине, с виду неслучайно напоминающего воинскую часть. В заведения подобным этому попадает молодёжь, которая просиживает бессчётные часы главным образом за онлайн-играми, забывая про обычные мирские заботы. 

Для съёмок израильтянки Хиллы Медалиа и Шош Шлам неспроста выбрали Китай – всё-таки это первая страна в мире, определившая интернет-зависимость как психическое расстройство и вознамерившаяся перевоспитать «подсевших». Героями их фильма стали три асоциальных парня, которым предстоит пройти реабилитационный курс длиною в несколько месяцев. Между тем на экране появляются и родители мальчиков – они тоже участвуют в лечебной программе, чтобы наладить отношения с отстранившимся ребёнком.