16 August

5 документалок, после просмотра которых не захочется «играть в мафию»

Соня Бессонова
автор
Соня Бессонова

Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы бросить все насущные дела и податься в мир организованной преступности? Жить без оглядки на закон, иметь влияние на власть имущих и, возможно, пасть славной смертью в перестрелке с конкурентами. Образ мафии никогда не устанут романтизировать в кино и литературе. Но для тех, кто хочет взглянуть на жизнь мафиози без замедленных кадров, драматичных монологов про семью и уважение, Соня Бессонова выбрала  5 документальных фильмов, после просмотра которых больше не захочется вступать в преступный клан.


«Очень британский гангстер», реж. Донал МакИнтайр, 2007

Манчестер, время около полуночи. Доминик Леттли-Фоттфой с виду кажется самым обычным британцем, но ровно до того момента, пока закадровый голос не зачитывает список из его 40 судимостей. Вооружённые ограбления, нападения на полицейских, побеги из тюрем, мошенничества, похищения людей, запугивание свидетелей, подозрение в ряде убийств и многое другое – вот чем запомнился этот человек многочисленным пристяжным.

Для жителей Манчестера Доминик известен в первую очередь как член преступной семьи Нунан, а после смерти своего брата и предводитель. Репутация банды настолько высока, что в начале 2000-х ради похорон одного из её членов 100 полицейских перекрыли значительную часть города; как ни удивительно, процессию от начала и до конца сопровождал спецназ. В бедных районах Манчестера к гангстерам обращаются за помощью в разборках, в местных пабах головорезам пожимают руки.

Автору фильма и по совместительству журналисту-расследователю хочется отвесить низкий поклон за то, что он три года тенью ходил за боссом «семьи» со всеми его бритоголовыми последователями и не получил ни от кого оплеухи за порой провокационные вопросы. Он прекрасно справился с тем, чтобы показать двойственность главного героя, его обманчивое добродушие и иррациональную тягу к неприятностям, и при этом завернул всё действо в обёртку озорного кино с задорным саундтреком.


«Тень якудзы», реж. Себастиан Штейн, 2013

Когда-то численность членов якудза составляла 80 тысяч, а для влиянию в Японии не было границ. В один момент правительство осенило, что пора бы положить конец гегемонии преступников, и оно приступило к претворению планов в жизнь. Спустя почти 30 лет так называемые «гокудо» пали под тяжестью новых законов (читай: репрессий), по которым попасть за решётку теперь можно по одному лишь писку. И это настолько пугает многих людей, что они бросают свои кланы. Другие же решают испытать удачу – поступаются некогда почитаемым кодексом чести и ввязываются в наркобизнес, презираемый многовековой традицией организации.

Центральным героем здесь выступает Йоити Накамуро, бывший член влиятельного синдиката якудзы, который после ссоры с боссом стал обычным гражданином. В первые минуты его нисколько не жалеешь: он бодро делает зарядку, улыбается во все зубы, уверяет, что стал легче дышать после изгнания. Сначала ему и его заразительному оптимизму веришь, но затем понимаешь: то была попытка заставить зрителя (а может, и самого себя) поверить в эту выдумку.

То же, вероятно, испытывают и другие рядовые члены якудза, вдруг оказавшиеся не у дел. Они сломаны, подавлены, бессильны перед будущим. С каждым годом количество «отсеявшихся» растёт, а вместе с тем поднимается и уровень преступности среди иностранцев, обосновавшихся на почти беззащитных улицах. Этот фильм ни в коем случае не оправдывает «японскую мафию», только показывает чёткий портрет её современного состояния с упором на личную трагедию.


«Наш крёстный отец», реж. Марк Франкетти, Эндрю Мейер, 2019

Томмазо Бушетта был мальчишкой, когда поклялся в верности сицилийской мафии. Тогда он не мог знать, что уже будучи влиятельным мафиози перейдёт дорогу клану Корлеонези, который в наказание чудовищными способами убьёт его братьев, племянников, сватов и совсем юных сыновей, не имевших ничего общего с преступным миром своего отца.

Наблюдая, как дорогие сердцу люди один за другим отправляются на тот свет, Бушетта решает нарушить омерту и просить защиты у федералов. Услуга за услугу, сказали те, и начали записывать его показания на «Коза ностру», для которых, к слову, едва хватило 3000 страниц. С того момента гангстер становится крупнейшим доносчиком за все времена и по совместительству самым разыскиваемым мафией человеком.


«Explorer», эпизод «World’s Most Dangerous Gang», 2005

Мара Сальватруча, или просто MS-13, заслуженно считается одной из самых опасных и безжалостных преступных группировок не только в США, где зародилась, но и во всём мире. Авторы фильма (National Geographic) впервые дают информацию об организации изнутри, а не извне. Этому невольно способствовала 17-летняя Бренда Пас, участница банды, которая выдала полицейским секреты бывших товарищей и позднее умерла мучительной смертью от их же рук.

На момент 2005 года в MS-13 состояли от 50 до 100 тысяч человек, раскинутые по странам Центральной и Северной Америк. Они незаконно провозят через границы иностранцев, наркотики и оружие, не брезгуют выстрелить в мирных граждан, зарезать беременную девушку и похвастаться количеством своих жертв. «Ты убиваешь ради банды и умираешь ради неё», – приговаривает член «бригады сальвадорских бродячих муравьёв» Исмаил Циснерос, сменивший уличную майку на полосатую форму, типичное одеяние в колонии строгого режима.


«Земля картелей», реж. Мэтт Хейнеман, 2015

На границе США и Мексики давно позабыли о существовании каких-то там федеральных законов. Картели той страны, что поюжнее, промышляют переправкой нелегалов, перевозкой наркотиков, крышеванием, жестокими убийствами мирных граждан всех возрастов. Раз правительства соседствующих государств стараются держаться подальше от этих земель, на защиту местных жителей и их территорий по обе стороны встают объединения вигилантов.

Документалка показывает людей измождённых, морально убитых присутствием в своих жизнях так называемых la Mafia: жители мексиканского Мичиоакана и американской Аризоны годами терпели поток насилия от картелей, отдавали им трудом нажитые средства, хранили многочисленных жертв – в общем, наблюдали за их безнаказанным «паразитированием». На этом фоне появляется «необходимое зло», две группировки, каждая из которых берётся вершить столь долгожданный самосуд в собственной стране.