21 февраля

70-й Берлинский кинофестиваль, день #1: открытие смотра, любимый фильм Джереми Айронса, конкурс!

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Кино ТВ начинает своё вещание из столицы Германии. Первый дневник о первом рабочем дне Берлинского кинофестиваля. Знакомство с жюри, выбор фаворитов и фильм открытия — специальный показ вне конкурса.

Февраль месяц. Солнышко. В одной руке микрофон, в другой — если не самая вкусная, то уж точно самая знаменитая шаверма в Европе. Тот самый Кебаб Мустафы — вот в любую погоду — очередь на полчаса. По всем косвенным признакам можно догадаться — мы в Берлине. Телеканал Кино ТВ вместе с «РБК Стиль» начинают дневники Берлинского кинофестиваля.

У кебаба от Мустафы и этого фестиваля куда больше общего, чем кажется. Конфликт статуса и реальности, например. Мустафу чуть ли не на спор раскрутили берлинские пиарщики, дескать, сделаем из обычного ларька символ города. Теперь все туристы идут сюда и стоят эту несчастную очередь, хотя, ну скажем честно, ели мы дёнер и повкуснее. То же самое и с Берлинале. Формально — киносмотр большой тройки. Ровня Каннам и Венеции. По факту — программы последних лет — мучение. Особенно на фоне развивающихся Торонто, Локарно, Сан-Себастьяна.

Но вот настало время перемен. Дитер Косслик, руководивший фестивалем весь 21 век и сделавший его таким, какой он есть, ушел на пенсию. Вместо него — итальянец, возглавлявший синефильский Локарно, Карло Шатриан и Мариетте Риссенбек из Голландии.

Кирилл Разлогов, киновед, программный директор Московского международного кинофестиваля

Фестиваль сменил направление. Был проектным, прокатным, а стал эстетским и правозащитным. Но это может быть и хорошо, и плохо.

Ну бумаге — точно хорошо. Программа нынешнего фестиваля сильнейшая за годы, даже старожилы не вспомнят за сколько. Здесь и самый скандальный эпизод самого дикого кинопроекта «Дау» Ильи Хржановского. И завсегдатаи Канн: Филипп Гаррель c Хон Сан Су, и китайский гений Цай Минлян, и легенда американского независимого кино Абель Феррара. И потрясающие румыны, один из которых, Кристи Пую, взял и экранизировал трактат Владимира Соловьева. Новые версии «Пиноккио» и «Берлин, Александерплац». В общем, чего нам перечислять. Пускай наши дорогие российские кинокритики делятся ожиданиями.

Кирилл Разлогов, киновед, программный директор Московского международного кинофестиваля

Все очень ждут картину Кристи Пую, а я жду возможности посмотреть картину Грязева, уже скандальную, хотя она ещё даже не появилась у нас. Естественно, жду картину Олега Сенцова, которую делал не он, но всё же это фильм, созданный под его руководством.

Антон Долин, кинокритик (Meduza, «Искусство кино»)

Кристи Пую, «Мальмкрог» я уже посмотрел. И конечно, Цай Минлян с картиной «Дни» я очень жду, потому что Цай Минлян для меня — большое важное серьёзное открытие последних 15 лет. Он режиссёр, который только набирает обороты в моем внутреннем рейтинге. И мне было обидно, хотя это логично, что он перестал делать фильмы-фильмы: то VR, то видеоарт. Классно, но жалко. И вот он сделал наконец кино, которое надо смотреть в кинотеатре. На большом экране. Очень жду и рассчитываю, что это будет чем-то большим и важным, поскольку он уже давно таких фильмов не снимал.

Алексей Артамонов, программный директор Международного фестиваля дебютного кино в Новой Голландии

Я хотел больше всего посмотреть Кристи Пую, но фильм меня поставил в такой тупик, что больше я уже ничего не жду. Может ещё Петцольда, потому что это всё-таки один из главных немецких режиссёров, который закрыл один этап, начинает следующий, и это очень интересно.

Денис Рузаев, кинокритик (Lenta.ru)

Ну может «Берлин, Александерплац» интересный, но не факт, что хороший.

Дмитрий Барченков, кинокритик (Forbes)

Жду «Берлин, Александерплац».

Татьяна Шорохова, кинообозреватель (KKBBD.com)

Ну пусть это будет фильм Салли Поттер. Мне хочется его посмотреть, я ни на что не надеюсь, но вдруг он хороший.

Зинаида Пронченко, кинокритик (Кино ТВ)

Я надеюсь на французов. Как всегда. На тандем Дельпин-Керверн с картиной Effacer l’historique. Для телезрителей — это «удалить историю» в компьютере. Они приверженцы левой идеи, как и полагается французам, даже сегодня. Предыдущий фильм I feel good был отличным: абсурдистская комедия о банкротстве социализма во Франции. Против Макрона она работала лучше, чем любые жёлтые жилеты и предвосхитила жёлтые жилеты. Но в этот раз у них энтузиасты и старые и малые идут против мировой сети. Мне кажется, это будет увлекательно, я болею за них, я жду их.

Зинаида Пронченко — наша большая подруга. А в этом году ещё и «фиалка с Потсдамер-плац». Собственно, она отвечает за текстовый дневник Берлинского кинофестиваля. Название в честь фильма 1936-го года, который никто кроме самой Зинаиды не видел, но это вроде как и не важно. В своих дневниках она обещает изощрённое ворчание и нежные дерзости. В общем, пока мы Берлинале хвалим, Пронченко будет ругать.

Зинаида Пронченко, кинокритик (Кино ТВ)

Ну я не только буду ругать берлинский кинофестиваль, еще буду ругать Берлин — это мой самый нелюбимый европейский город из больших столиц. Я буду писать о том, как невкусно здесь кормят, какая плохая здесь погода, какие непривлекательные здесь мужчины, как здесь тоскливо, немодно и неуютно. И немного про кино.

Строже Зины судьи разве что жюри 70-го Берлинале. Актриса Беренис Бежо, вы помните её по фильму «Артист», продюсер Ларса фон Триера Беттина Брокемпер, режиссёры Кеннет Лонерган («Манчестер у моря»), Аннамари Ясир (лента «По традиции»), Клебер Мендонса Фильо («Водолей», «Бакурау»), актёр Лука Маринелли («Мартин Иден»), а во главе Джереми Айронс — в его случае заслуги перечислять слишком долго. И вот что он ценит в кино как зритель, как судья, а не как актёр.

Джереми Айронс, председатель жюри 70-го Берлинского кинофестиваля

На самом деле, то, что двигает тобой, что с тобой соединяется, публика с актёром —это имеет мало общего с национальной идеей, с профессионализмом или возрастом. Это что-то, что невозможно точно определить, но можно распознать. Как по мне, когда я вижу игру, которая забирается ко мне вовнутрь, тогда я понимаю, что такая игра работает. Только после этого я узнаю о человеке, о деталях. Но я лишь зритель, который смотрит истории, которые рассказывают несколько актеров. Я почувствую хороший фильм, трудно объяснить как, но я пойму это.

Первый вечер у жюри, впрочем, не рабочий. Фильм открытия — специальный показ, вне конкурса. «Мой год Сэлинджера» — ироничная-книжная-нью-йоркская история с великой Сигурни Уивер и любимой Маргарет Куэлли в главных ролях.

Сигурни Уивер, актриса

Что мне действительно нравится в моей героине и в сценарии, так это то, что этот фильм — нечто вроде любовного письма в мире литературы, в старом мире литературы в Нью-Йорке, который все ещё существует, но исчезает с каждым днём. Даже офис, в котором мы работаем. Мы встретили мужчину, который выкупил офис этой компании, и он сохранил всё на своих местах, он сохранил каждый файлик каждого автора. Очень волнительно находиться в окружении этих вещей, это очень питало меня. Невероятно представлять, что я агент Сэлинджера, бывать в «Кристис», встречать Скотта Фицджеральда, и это было так близко, буквально на кончиках пальцев.

Фильм — экранизация автобиографического бестселлера Джоанны Ракофф. Главная героиня — она же Куэлли — она же Ракофф — пишет стихи, мечтает о вечной литературной жизни, но для начала устраивается помощницей ретроградного агентства и большую часть времени читает письма поклонников Сэлинджеру. Куэлли, конечно, переигрывает и, кажется, до сих пор живет в той самой рекламе парфюма Kenzo.

Выбор редакции: самый впечатляющий карьерный скачок совершила наша любимая Маргарет. Ещё год назад она была лишь той самой девушкой из сериала «Оставленные», потом той самой хиппи их фильма Тарантино, а теперь — главная роль в фильме открытия юбилейного, переломного Берлинского кинофестиваля.

Маргарет Куэлли, актриса

Это был не первый раз, когда я играла реального человека. Но нынешний фильм совсем другой, и, конечно, такие роли — большая ответственность. Джоанна очень знаменита в литературном коммьюнити, но мало кто знает, как она двигается, как она говорит. Я решила ориентироваться на её книжный образ. Очень переживала, получится ли, но, кажется, справилась.

Нельзя сказать, что лента решительно покорила берлинскую публику, но и раздражения, привычного для фильмов-открытия, не вызвала. Это обаятельное, неглупое, в традициях Вуди Аллена, кино про то, чем призвание, например, отличается от карьеры, тексты от литературы, а любовь от привычек. Вроде бы ничего нового нам не говорят, но, как писал сам Сэлинджер, «лучше бы некоторые вещи не менялись. Хорошо, если б их можно было поставить в застеклённую витрину и не трогать».

Опустела красная дорожка. Это был первый дневник 70-го юбилейного Берлинского кинофестиваля. Этот выпуск, наверное, самый яркий, искрящийся, но и можно сказать, что самый поверхностный, потому что впереди у нас обстоятельные интервью с главными героями смотра, разбор главных фильмов, поэтому обязательно оставайтесь с нами. А если смотрите на YouTube — поставьте лайк, нажмите на колокольчик, чтобы вам приходили уведомления о следующих выпусках. Напишите в комментариях, что вы об этом думаете. Нам важно ваше мнение.

И в качестве P.S:

Мы спросили у Айронса ради вкусовой конкретики: а если бы у него в руках был «Золотой медведь» всех времён и если бы он мог выбрать любой фильм из всего наследия мирового кинематографа — то кого бы наградил?

А это мы к чему? Чтобы рассказать и объявить о новой традиции телеканала Кино ТВ и «РБК Стиль» — это конкурсы. В каждом дневнике мы будем задавать вопрос главному герою дня, а его ответ вырезать, скрывать, замалчивать. А ваша задача — угадать, что же нам ответили. В данном случае — какой любимый фильм Джереми Айронса, какую ленту он выбрал в ответ на наш вопрос. Подсказка — это черно-белая комедия. Ваши варианты пишите в комментариях под видео на YouTube. И кто успеет ответить первым до следующего дневника (времени у вас всего сутки), получит приз — фирменную сумку юбилейного 70-го Берлинского кинофестиваля. Так что пишите скорее.