1 марта

«Фиалка на Потсдамер-плац»: берлинский блог Зинаиды Пронченко. День 10

Зинаида Пронченко
автор
Зинаида Пронченко

День десятый на Потсдамер-плац. Фиалка комментирует итоги фестиваля.

Иллюстрации: Катя Гендикова

Уходя, уходи, комментирую раздачу мишек. Что ж, вот вам пара слов фиалки перед финальным расставанием.
Победила, как, увы, часто случается, полная посредственность. Вообще смешно, конечно, что из раза в раз до тошноты сознательные жюри главных фестивалей награждают вечно отсутствующих режиссёров из Ирана. Видишь демонстративно пустое кресло, готовься к беде, точнее, к очередному торжеству политкорректности. «Зла не существует», за вычетом голосований по эгалитарному принципу. Творческие личности не рождаются равными, хоть по идее свободными, ибо настоящее искусство — пространство без границ. Никто не должен поощрять женщин только за то, что они такими на свет божий появились, или узников совести, потому что они против всего плохого. Не должен, но чувствует себя обязанным.

Считаю оба фильма-триумфатора — и «Никогда, редко, иногда, всегда» Элайзы Хиттман, отхвативший гран-при, и прокламацию Мохаммада Расулофа, увековеченную в «Википедии» золотой статуэткой, — реверансом Джереми Айронса перед международным парткомом, чьи благие намерения ведут в болото ответственного созидания. Ну не углядела я никакой особенной тонкости в страданиях цветущих девушек под сенью нью-йоркского абортария. Только увядшие клише.

Зато, и тут надо отдать должное, как мне кажется, Клеберу Мендосе (мы помним его задорное «Бакурау»), приз за лучшую режиссуру Хону Сан Су — выдающийся ход медведем. И дело не в зевающих котиках, хотя милота непередаваемая, а в глубинном понимании нашего бытия, что продемонстрировал любимец всех синефилов мира, обнимемся, друзья. Жизнь прожить — не открытое письмо накалякать. Насилие над женщинами совершает экзистенция, так же бессовестно, впрочем, как и над мужчинами, плачущими у Хона в дверях, их даже на порог не пускают, или распадающимися на молекулы самообмана и прочего ничтожества в сеульских подворотнях. Всё бессмысленно, и вместе с тем ничего другого не существует. Терпение и отвагу проявляют герои «Женщины, которая сбежала» за каждым бокалом белого или долькой зелёного яблока.

Актёрские призы — не сахар, но, в общем, ок. Паула Бер — красавица и умница, доросшая усилиями режиссёров берлинской школы до заслуженных почестей, пусть «Ундина» кино и не совершенное. Портрет художника в непрекращающемся отрочестве в «Я хотел спрятаться» вызывает, разумеется, массу нареканий — а не спрятаться ли скорее нам от этого art naïve — ну да ладно, чем жалостливое жюри не шутит, пусть тешится.
Решение отметить за сценарий братьев Д’Инноченцо внезапно одобряю: они симпатичные, и костюмы на них отлично сидят.

Наконец похвальный лист «Дау», точнее, Юргену Юргесу по совокупности достижений — Фассбиндер с Вендерсом улыбнулись, один на небесах, другой на Тухольски-штрассе — примем тоже со смирением. Русские своих не бросают. Неловко перед Делепином с Керверном. Их фильм — правда лучший, ребята, но комедиям в трагические времена побеждать не положено. Не комильфо. Обидно и за Цая, хотя и Антону Долину было ясно, даже в 2020 году его кино слишком радикально для всех собравшихся в Берлинале Паласт.
В остальном радости моей нет предела. Долгая и ветреная дорога длиной в 10 дней наконец-то привела в покоцанную зону посадки аэропорта Шёнефельд. Фиалка летит домой в Москву и вам советует. Пакуйте чемоданы, закрывайте ноутбуки. Возможно, последний большой киносмотр этого года (мы все умрём от коронавируса и даже не попадём в титры) is over. Прощайте, но помните: важнейшим из искусств для нас является хорошее кино, а не та ерунда, что победила на Берлинале.