24 февраля

«Фиалка на Потсдамер-плац»: берлинский блог Зинаиды Пронченко. День 5

Зинаида Пронченко
автор
Зинаида Пронченко


День пятый на Потсдамер-плац, Зинаида Пронченко ругает Абеля Феррару и благоволит истории Дельпина и Керверна.

Иллюстрации: Катя Гендикова

Я планировала начать сегодня с французов, но фильм Абеля Феррары «Сибирь», терпеть который полтора часа пуще неволи, отбил всю охоту. Это вот прям показательное испытание для любой, даже самой «мудрой» женщины. Я, конечно, всё равно позволю себе через предложение пару язвительных ремарок в адрес ударившегося в детские нюни мэтра. Но сперва предлагаю, даже умоляю будущих зрительниц Феррару понять и простить. Как прощали уже не раз мужьям, любовникам, друзьям, братьям, отцам, коллегам и прохожим. Ну что взять с сильного пола, ему ведь тоже нелегко, особенно нынче, в ослабших тисках патриархата. Обязанности никто не отменял, в правах, однако, ущемляют. Плюс обычная рутина, классический набор будничных драм. Эрекция, как и вдохновение, не вечна. Помирать страшно, стареть унизительно. В мечтах они трахают с упоением финалисток Мисс Вселенная, в реальности клюют носом над переполненной пепельницей, ибо вино на пиво — это диво.

«Сибирь» снималась, судя по титрам, в Баварских Альпах (и при поддержке ArcelorMittal, что особенно доставляет), поэтому задник для маразматических страданий Уиллема Дефо, будто написанный Рерихом, искупает многое: и карикатурные диалоги на русском (тосты «на здоровье», равно как и алеутские междометия, перевести не потрудились); и неуклюжий секс — огромные интернациональные груди, что бесконечно мацает протагонист, бармен-отшельник; и говорящую на иврите рыбу, корчащуюся на сковородке; и какие-то постапокалиптические видения с тоталитарным привкусом — расстрел лагерных заключённых; и мысли вслух о добре и зле.

Дефо, чей лик неотличим уже от иконописного (мне кажется, Феофан Грек с него писал своих пророков), совершает три шага в бреду в компании молдавской жены Феррары и ее бурановской бабушки, а также упряжки хаски, джармушевского рыбака-призрака, майского шеста, ничьих детей, чужих крохотных пенисов, Иисуса Христа, естественно, ну и всего того, что может привидеться алкоголику в период абстиненции. Собственно, удивительно, что говорит, например, только карп, а остальной зоопарк помалкивает.
И тем не менее без слез умиления на этот душевный стриптиз смотреть невозможно. «Наш-то совсем отъехал, но ведь все там будем», — думают мужчины, параллельно разглядывая рельефные соски мулатки и азиатки. «Господи, какие они все неприкаянные и придурошные», — думают женщины, ведь дома многих ждёт такое же чудо в перьях.

Хорошим антидотом сей лебединой песни фаллоцентричного сознания стала новая картина панк-дуэта Дельпин-Керверн «Удали историю». Если Феррара суетливо роется в ошмётках прошлого, весёлые галлы предлагают начать с tabula rasa — никакого кэша, все последние окна в поисковике вашего лэптопа закрылись навсегда.

Компания лузеров из Арраса — вдовый ключных дел мастер (Дени Подалидес в шиньоне), его соседка, безработная пьющая брошенка (Бланш Гарден) и смотрительница АС, переквалифицировавшаяся в убер-драйвершу (Корина Масьеро) — идут войной на капитализм вообще (хотя жёлтые жилеты убраны в дальний ящик) и на GAFA в частности. У каждого куча проблем с мировой паутиной. У Подалидеса дочь школьница, жертва кибербуллинга, а ещё он влюбляется в телефонных сэйлс-менеджеров, мастурбирует по громкой связи на коммерческое предложение, даже не подозревая, что на другом конце провода робот-коммивояжер. Гарден по пьянке стала героиней sex tape, и теперь ей никогда не получить опеку над сыном. У Масьеро в профиле не больше одной звезды — сколько бы она ни старалась угодить клиентам, её рейтинг у пассажиров ниже развала-схождения. А ведь нужно выплачивать кредиты и страховки. Короче, Франция Макрона во всём своем бурлескном великолепии. Плюс Мишель Уэльбек в роли самого себя, то есть суицидального курильщика. Авторам удалось даже переплюнуть гэги предыдущего опуса — I feel good с Дюжарденом. Он, кстати, здесь тоже мелькает в роли супруга Гарден — бывшего панка, а ныне безжалостного охотника на панд.

В остальном Берлинале держит марку, то есть по улице нужно передвигаться, старательно придерживая шляпу зонтом, за любым углом тебя ждут «эти русские» (в Москве столько не живёт), а на вечеринках кюхельбекерно и тошно, народ предвкушает гала «Дау» — уж если Хржановский планировал Берлинскую стену заново отстроить, то уж и с анимацией фуршета не должен подвести. Илья Андреевич, ждём не дождёмся, но будьте бдительны, Феррара бросил вам перчатку — «сталингулаг» на фоне ораторствующего карпа блекнет.