11 January

Фильм «Чудо-женщина: 1984»: сентиментальный ромком и лёгкая атлетика

Анастасия Сенченко
автор
Анастасия Сенченко

Анастасия Сенченко рассказывает про фильм «Чудо-женщина: 1984», сравнивает картину Пэтти Дженкинс со сказочной историей, пророчит зрителям хорошее настроение и, кажется, прощает ленте все сюжетные клише. Принцесса Диана всё ещё прекрасна, алчный злодей, кажется, не такой уж и злодей, отсылки к литературным произведениям легко считываются, а добро и сила слова торжествуют. Как водится: сказка ложь, но в ней все мы знаем что.

А помните, как мальчик на Рождество загадал остаться один дома? А как другой примерный гражданин в сердцах пожелал никогда не рождаться? Так вот, для второй «Чудо-женщины» совсем не обязательно понимать, что там творится во вселенной DCв целом и в Лиге справедливости в частности. Потому что это не супергеройская история, а рождественский ромком, сентиментальный, блестящий и необязательный. Но после него настроение повышается, а жажда чудес удовлетворяется с избытком.

Взращённая амазонками прекрасная богиня Диана Принс живёт в Вашингтоне, изучает древние цивилизации и ходит ужинать в одиночестве. Заодно присматривает за порядком в столице, ловит грабителей в супермаркетах и учит не в меру нахальных пьяниц хорошим манерам. Однажды в её научный институт приходит чудаковатая тихоня Барбара Минерва. Барбара сразу попадает под очарование Дианы, но их дружбе не суждено продлиться долго. Всему виной Камень грёз, который после весьма беглой экспертизы обе научные сотрудницы не принимают всерьёз, пока тот не исполняет их ненароком загаданные желания. Барбара наслаждается внезапно обретённой популярностью и силой, к Диане возвращается возлюбленный Стив Тревор, трагически погибший в Первую мировую. И всё бы хорошо, но Камень грёз попадает в руки мелкого шарлатана Максвелла Лорда, адепта позитивного мышления, и мир оказывается под угрозой исчезновения.

В первой части шпион Тревор знакомил принцессу Диану с современным ему Лондоном, наряжал по последней моде, учил танцам и объяснял, как инопланетянке в «Пятом элементе», что мир надо спасти во имя любви, а не справедливости. В продолжении героически погибший шпион воскресает в середине восьмидесятых в Америке, чтобы теперь Диана проводила ему такой же экспресс-курс о современных нравах, искусстве, моде и полётах в космос. При этом кажется, что новый фасон брюк вводит Стива в большее замешательство, чем новейшие самолёты, с которыми герой Первой мировой будто бы всегда был на ты.

«Чудо-женщина» с самого начала больше, чем какой-либо другой комикс, тяготела к классической сказке. Израильтянка Галь Гадот в фильме 2017 года была похожа на всех диснеевских принцесс разом: как Русалочка, она влюбилась в первого увиденного мужчину и спасла его из морской пучины, затем, как Покахонтас, отправилась в Лондон и, как Мулан, в решительный момент повела за собой армию. Этот же тон нежных девичьих сказок о настоящей любви остался и во второй части, так что сразу понятно, что ни один ребёнок, котёнок или злодей не пострадают. Да и злодеи здесь совсем не злодеи, а просто дети, которых не любили в детстве. По количеству перечисленных за последние два абзаца сюжетных клише кажется очевидным, что революцию в жанре «Чудо-женщина: 1984» не произвела. Но, с другой стороны, нужна ли революция в волшебной сказке?

Загадочный подзаголовок «1984» намекает на антиутопию из чистого кокетства, тогда как фильм апеллирует к совсем другим историям: пару раз упоминается «Обезьянья лапка» Уильяма Джекобса, сама собой вспоминается «Шагреневая кожа» Бальзака и прочие истории о разрушительных желаниях и расплате. И восьмидесятые — самое подходящее для них время: хищная эпоха леопардовых каблуков, сверхамбиций и сверхдержав, время телепроповедников, финансовых пирамид.

Занятная рифма — главного злодея в исполнении Педро Паскаля неоднократно сравнили с молодым Дональдом Трампом. Теперь в свете последних событий безответственный популизм нефтяного магната и его телевизионное обращение с речью ко всем жителям Земли кажется действительно разрушительной атакой на мир. За чей счёт должно наступить счастье, сказочный злодей будто бы просто не задумывается. Вся мощь разрушительных и безответственных желаний ляжет на не менее внушительную золотую броню Гадот. И здесь мы подходим к ещё одной экстравагантной выходке Пэтти Дженкинс и компании: в её супергеройском кино второй раз в решающий момент воюют не легендарным мечом и золотыми крыльями, а словом. Всю свою мощь Чудо-женщина демонстрирует в олимпийских играх для амазонок и как аргумент, чтобы быть услышанной. Но работает она хуже, чем сила убеждения. Так что в решающий момент добро со злом буквально срываются на словесный батл в прямом эфире. Но в общем-то речь пойдёт о том, что никогда не бывает лишним себе повторить.