3 June

Фильм «Джамбо»: любовь, секс и аттракционы

Алихан Исрапилов
автор
Алихан Исрапилов

В российских онлайн-кинотеатрах крутится-вертится картина «Джамбо» — фильм про внезапно вспыхнувшую страсть между девушкой и аттракционом. Алихан Исрапилов подробнее рассказывает про эту лавстори. 

В провинциальном бельгийском городке живёт Жанна (Ноэми Мерлан) — робкая интровертка, которая предпочитает общению с людьми компанию странных безделушек из своей комнаты и работу в обожаемом с детства парке аттракционов. Как раз там во время очередной ночной смены героиня заглядывается на огромный аттракцион, который вроде бы отвечает девушке взаимностью. Жанна бесповоротно влюбляется в машину и ласково называет её «Джамбо». Жаль, попытка познакомить нового ухажёра и мать (Эмманюэль Берко) с треском проваливается: та в шоке от романтических предпочтений дочери, поэтому советует ей присмотреться к кому-нибудь живому — например, к новому управляющему парка, красавцу Марку (Бастьен Буллон).

Для зрителя, кажется, нет ничего более разочаровывающего, чем клюнуть на интересный синопсис, а посмотреть в итоге блёклый и подозрительно знакомый фильм. Одним из образцовых примеров такого горького несоответствия ожиданий и реальности обязано стать драмеди «Джамбо», которое на бумаге предлагает смелое лавстори c аттракционом (!), а на деле оказывается поверхностной coming-of-age историей, такой собранной по сандэнсовским лекалам трагикомедией про не вписывающуюся в общество чудачку. Здесь среди прочего тоже плачут навзрыд, во время ссор кидают вещи в стену, самые драматичные моменты истории переживают под дождём, а ещё герои вместе слушают забытый всеми поп-трек и подтанцовывают, чтобы зритель почувствовал между ними химию. Другими словами, вы уже смотрели «Джамбо».

Впрочем, всё равно стоит отдать дебютантке Зои Витток должное: её фильм хоть и состоит из череды шаблонов и явных референсов, но в лучшие моменты всё равно способен очаровать и удержать зрителя у экрана. Если не картинкой, залитой неоновым светом, то хотя бы решением внедрить в историю элементы магического реализма, необычной интригой, связанной с будущим счастливой пары, смелой ролью Наоми Мерлан, оправдавшей все выданные после «Портрета девушки в огне» авансы, или редкой для современного кино horny атмосферой — причём не пошлой, а по-подростковому нежной и наивной. Видимо, из-за последнего «Джамбо» поначалу напоминает эротическую версию «Бамблби», которая плавно перетекает в копипаст «Побудь в моей шкуре» Джонатана Глейзера. И это не очередное обвинение фильма во вторичности, а, как ни странно, комплимент. После этого Витток моментально опускает задранную планку — постановщица не может нащупать драматический нерв, поэтому отходит от сюрреалистической мелодрамы к типичной истории взросления, в которой есть место и ссорам с матерью, и отношениям не с тем парнем, и неуклюжему хеппи-энду. 

Понятно, что происходящее в «Джамбо» можно при желании рассматривать как толстую аллегорию, но однозначно трактовать её вряд ли получится. Если это трогательная история об отношениях героини с матерью, которой трудно принять странную дочь, то создательница выстраивает на экране слишком абьюзивные семейные отношения, чтобы радоваться их окрепшей связи. Если это размышление о том, что любовь не нормативна и не ограничена закостенелыми общественными представлениями, то смущает желание выделить героиню, представить её «немного аутичной», как ее называет продюсер фильма. Это решение противоречит гуманистическому посылу и логике истории: так объектофилия Жанны выглядит как последствие нарушения социальных навыков, а не чем-то общечеловеческим и универсальным. Череда упущенных возможностей складывается в ожидаемо разочаровывающий результат: «Джамбо» — с виду интересный и красочный аттракцион, но, увы, не оставляет никаких впечатлений.