17 July

Фильм «Солнце в ночи»: ожившие полотна на фоне северных пейзажей

Дмитрий Назаров
автор
Дмитрий Назаров

Пока индустрия осторожно готовится к возвращению проката, в онлайне состоялась премьера американо-норвежской картины «Солнце в ночи» — непритязательной драмеди на фоне северных пейзажей. Дмитрий Назаров рассказывает, как в ленте уживаются викинги, мировая живопись, кризис личности и старый сарай.

Фрэнсис — из еврейской семьи, папа — иллюстратор, мама — дизайнер, сестра собирается замуж, парень ушёл. Что того хуже, Фрэнсис — художница (или просто дочь двух художников, девушка пока не может определиться) и привыкла реальный мир сравнивать с работами великих художников: в планировке бруклинской каморки, например, она видит «Композицию с красным, синим и жёлтым» Мондриана. И такими отсылками к мировой живописи щедро усыпан весь фильм.

К брейкапу и сестринской свадьбе добавляется развод родителей и разнос работ героини надменными критиками. Она принимает крайне радикальное и неочевидное решение: уехать в норвежскую глухомань на границу полярного круга, где никогда не заходит солнце, устроиться подмастерьем к художнику средних лет Нильсу и перекрасить старый сарай (эта рухлядь, как водится, не просто обветшалый объект, а важный драматический символ).

«Солнце в ночи» — экранизация одноимённого дебютного романа (бестселлера) Ребекки Динерштейн, молодой американской литературной знаменитости. В некоторой степени книга — автобиография писательницы: в 21 год она также предприняла побег в Арктику в поисках вдохновения. В роли Фрэнсис — Дженни Слейт (кто-то может помнить её по сериалу «Парки и зоны отдыха» или по роли учёной в «Веноме»).

Премьера киноверсии «Солнца» немца Дэвида Внендта состоялась на фестивале «Сандэнс», и картину спокойно можно отнести к разряду типично «сандэнского» кино, но в то же время фильм беспощадно переигрывает. Лента отчаянно старается быть лёгкой и очаровательной, при этом успеть высказаться на вечные темы кризисов, одиночества, взросления и затронуть прочие важные материи. Правда, получается как-то мимо. Лёгкость оборачивается пустотой, да и сказать картине оказывается особо нечего.

Пастельные тона, открыточные планы красот северной природы, костюмы викингов (да, а как же) могут утомить зрителя уже на первой трети фильма. Героиня в умопомрачительной природной декорации гуляет под меланхоличную музыку, рисует, пьёт вино и даже влюбляется (здесь возникает потомок русского эмигранта, что могло создать некоторую интригу для российского проката, но герой быстро исчезает с горизонта). В какой-то момент появляется Зак Галифианакис в шлеме викинга. Жанр требует некоего преодоления трудностей в поисках себя и перерождения, но, как кажется, самое сложное испытание для Фрэнсис на этом пути — сожительство в трейлере с козой (и то, впрочем, добровольное).

Фильм явно хочет на полку к ранним фильмам с Гретой Гервиг и их удачным продолжениям с ней же в качестве режиссёра (см. «Леди Бёрд»), но для этого картине Внендта не хватает юмора и чувства ритма. Здесь остались лишь инфантилизм и поучительность. Впрочем, в наших обстоятельствах полюбоваться северными красотами, освежить в памяти классические живописные полотна, понаблюдать за развитием ненавязчивого сюжета — уже неплохо.

Резюме

Кому смотреть: страстным поклонникам сандэнского независимого кино, норвежских пейзажей и необременительных ромкомов

Кому смотреть не стоит: зрителям, равнодушным к живописи и не терпящим инфантильной романтики