28 June

Геза Морчани: о теле и русской душе

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

Все люди в мире делятся на три категории. Первые вообще не знают, кто такой Геза Морчани — ну, сейчас узнают. Вторые впервые увидели его в фильме «О теле и душе» Ильдико Эньеди — номинация на «Оскар», «Золотой медведь» Берлина… А третьи? Третьи давно ценят Гезу как мирового уровня редактора, филолога, человека, который перевёл на венгерский язык более-менее всю русскую литературу, и очень удивились, увидев его на экране.

Это Геза Морчани в Иванове. Он член жюри фестиваля имени Андрея Тарковского «Зеркало». Он счастлив.

Геза Морчани: Я чувствую себя абсолютно дома. И очень жаль, что я прежде в такой настоящей России, то есть другой, настоящей России не бывал.

Русский язык он начал учить ребёнком в венгерской школе. По принуждению.

Геза МорчаниЭто было под тенью советской армии в Венгрии. Именно поэтому всем был ненавистен русский язык, а мне как-то понравился. Выучив русский, начал на русском читать.

О том, чтобы превратить увлечение в профессию, и не задумывался. Зачем-то поступил на экономический факультет, хотя в бизнес уж точно не собирался. Получив диплом, пошёл завлитом в провинциальный венгерский театр. Однажды туда приехала Галина Волчек и поставила спектакль «Эшелон», предложив скромному сотруднику его первую и на долгие годы единственную роль.

Геза Морчани: Ей нужен был непрофессиональный голос, непрофессиональное появление на сцене, то есть автор, который сидит и следит за пьесой.

Он читал текст за автора — Михаила Рощина. Скоро Геза станет первым человеком, который переведёт Рощина на венгерский язык. А ещё Чехова, Горького, Бабеля, Булгакова, Улицкую и своего любимого автора:

Геза Морчани: Абсолютно — Гоголь! Я понял, что про жизнь мне может рассказывать именно он. Когда я понял, что его логика, его путь мыслей настолько мне помогают узнать жизнь, узнать, как быть, и когда у меня была возможность переводить все его большие пьесы, я так и сделал.

Он сделал для русской культуры, для России в Венгрии больше любого дипломата, любого политика. Просто сидел и переводил тексты, один за другим. Лучшие, возможно, тексты, которые были написаны в истории человечества.

Геза Морчани: Это был тот период, когда миру нужна была такая литература, такой подход к жизни.

Неслучайно ведь, что с тех пор так всё развернулось: и мир, и жизнь, и искусство. Особенно это видно в наше время — всё какое-то очень окончательное, что мы имеем на руках.

Геза Морчани никогда не рвался на широкий экран, с радостью прожил бы жизнь с книгами. С режиссёром Ильдико Эньеди был едва знаком, когда она позвонила и предложила главную роль в своём первом за двадцать лет фильме.

Геза Морчани: Совершенно не понял. Позвонил своему другу, другому известному венгерскому кинематографисту Петру Петару, и спросил: что мне делать в такой ситуации? А он ответил: если она хочет твою морду, ты ей её отдай.

Геза поставил режиссёру всего одно условие. Никакой ответственности за результат. Если что-то не получится — он не виноват. Теперь, когда мы знаем судьбу фильма, это звучит как анекдот. Четыре награды Берлинского кинофестиваля, включая главную — «Золотого медведя», премия европейской киноакадемии, номинация на американский «Оскар», включение в почти все списки лучших картин года. Но вот нюанс — «О теле и душе» оказался слишком удачным фильмом, чтобы продолжать сниматься дальше.

Геза Морчани: Это настолько успешно получилось, что не стоит портить.