22 April

«Гнев человеческий» Гая Ричи: джентльмены по обмену

Анастасия Сенченко
автор
Анастасия Сенченко

В российский прокат выходит новый фильм Гая Ричи «Гнев человеческий». Картина, возможно, не самый очевидный (или же наоборот) образчик творчества англичанина. Анастасия Сенченко рассказывает, какой получилась лента и почему это скорее фильм Джейсона Стэйтема, нежели Гая Ричи.

Помните, как Стэйтем одной левой распорол доисторическую гигантскую акулу? Мог ли он после такого вновь сыграть недалёкого кокни-гопника из лондонских низов? Нет уж, вслед за МакКонахи Стэйтем теперь тоже джентльмен — носит твидовые пиджаки и уютные кардиганы. И, конечно же, доказывает, что он, король зверей, стоит на высшей ступени эволюции в криминальном мире Лос-Анджелеса. В новом фильме его отца-создателя Гая Ричи Стэйтем — МакКонахи наоборот. Манеры для него далеко не главное, он не американец в Туманном Альбионе, он европеец в Лос-Анджелесе. Здесь всё устроено совсем иначе.

Чуть больше года назад режиссёр проведал своих кокни-гопников из Лондона и убедился, что те выросли до солидных дельцов. Молодая шпана вокруг них сама лезла под пули и выпадала из окон. А его героям в дорогих костюмах оружие пригождалось даже реже, чем пресс-папье. В «Гневе человеческом» всё в точности наоборот. Если будущего британского аристократа сыграл самый типичный из янки Мэттью МакКонахи (у актёра даже есть своё ранчо), то роль американского супермена и криминального босса по совместительству Ричи доверил своему старому британскому другу Джейсону Стэйтему. И кажется, что он поставил это серьёзное до комичности кино исключительно для него, как раньше снимал фильмы для Мадонны. В отличие от «Джентльменов» здесь стреляют много, говорят мало, шутят только не смешно. Это как боевик со Стэйтемом, только хороший.

С недавних пор инкассаторы частной лос-анджелесской компании Fortico ощущают себя лёгкой добычей. Неизвестные повадились нападать и грабить их рейсы. И хотя по инструкции им полагается расставаться с грузом, а не с жизнью, одну бригаду грабители всё же перестреляли вместе со случайно оказавшимся поблизости подростком-студентом. В эти непростые времена к ним на службу с блестящими рекомендациями из Европы заступает Патрик Хилл (Джейсон Стэйтем). Он едва сдаёт необходимый минимум по меткости и вождению, но всё равно среди рядовых янки смотрится как роллс-ройс среди бюджетных тойот. Ведёт себя дерзко, друзей не заводит и в первый же выезд показывает грабителям, кто здесь добыча. Его наставник рубаха-парень Пулемёт (Холт Маккэллани) перед выездом выдаст новичку два внушительных прозвища на выбор: Хиросима или Христос? Как видите, за океаном, согласно Гаю Ричи, совсем иной джентльменский набор.

Гневливый Патрик Хилл становится супергероем Эйчем (таков его позывной), грозой всех грабителей, а его метод выжженной земли (никто из незадачливых грабителей не выживает) отчего-то даже у полиции не вызывает вопросов. К тому моменту, когда при виде Хилла преступники начнут разбегаться, а все инкассаторы Fortico воспрянут духом, Пулемёт наконец заподозрит неладное. Для зрителей, видевших трейлер, спойлеров быть не может, Хилл — герой-мститель, Чёрная Мамба, выпущенная на территорию американского криминального боевика. Погибший свидетель — единственный сын Эйча, криминального босса Лос-Анджелеса, который в поисках виновных уже очистил город от преступности.

У этой истории есть французский оригинал 2004 года — фильм «Инкассатор» Николя Бухрифа. Во французской версии мститель — обычный представитель среднего класса, который одержим местью и полностью меняет свою жизнь. Устроившись инкассатором, он наблюдает бедных, испуганных людей, которые вынуждены рисковать своей жизнью, охраняя чужие миллионы. В новой версии Ричи добавил пару существенных деталей и направил социальный пафос «Инкассатора» совсем в другое русло. Гневливый Эйч — криминальный босс, его противники — демобилизованные из Афганистана военные, тоскующие по оружию перед телеком. В итоге перед нами традиционная для Ричи история: плохие парни расправляются с другими плохими парнями.

Но есть между «Джентльменами» и «Гневом» ещё одно большое сходство — уважение к традициям. Старый Свет гордится своими аристократичными манерами и театральными школами. Быть успешным здесь значит быть убедительным в словах и действиях. Эту британскую излишнюю театральность и камерность Ричи снабдил бойким монтажом и анекдотами про непутёвую молодёжь. Новый Свет гордится своими стрелками от Рэмбо и Крепкого орешка до Освобождённого Джанго и Джона Уика. Их эффектные и зрелищные разборки режиссёр, напротив, разбавил обстоятельным рассказом о злополучном ограблении с жертвами, показывая его трижды (не считая камер наблюдения) под разными ракурсами, будто это криминальная версия «Расёмона».

И всё же, несмотря на явный диалог через океан, фирменные ехидные названия глав и отменные сцены перестрелок, этот фильм — скорее фильм Джейсона Стэйтема, чем Гая Ричи. Слишком уж он молчалив, а когда разражается диалогами между перестрелками или не дай бог — шутит, то невольно думаешь, что лучше бы молчал. А вот тем, кто не стреляет, здесь как-то особенно неуютно. Когда один такой подбирает пистолет и не без гордости обращается к Хиллу: «Что делать, Эйч?» — Эйч отвечает: «Что хочешь». Стэйтему помощники без надобности.