31 мая

«Годзилла 2: Король монстров»: кайдзю здесь больше не живёт

Анастасия Белокурова
автор
Анастасия Белокурова

Анастасия Белокурова с грустью посмотрела новый фильм франшизы о гигантской рептилии. 

«Зачем он снова сюда идёт?» («Годзилла: Возрождение», японский фильм)

С тех пор как Годзилла разобрался с Гнусом в предыдущем фильме франшизы, прошло пять лет. Организация «Монарх», включающая в себя криптозоологов всех мастей, поставила на жёсткий контроль популяцию монстров. Семнадцать чудовищ сокрыты в подземных лабораториях по всему миру и спят под неусыпным оком царей природы. Пока одним прекрасным днём учёная женщина Эмма Рассел (Вера Фармига) не заведёт своё изобретение «Орка» — аппарат, способный находить общий язык с кайдзю с помощью ультразвука. В эксперимент общения с гигантской гусеницей Мотрой вмешиваются экотеррористы и похищают прибор. С ними в сговоре и сама Эмма, которая зачем-то тащит в опасную авантюру свою дочь-подростка Мэдиссон (Милли Бобби Браун). Обеспокоенные ростом «человеческой инфекции» на планете, новоявленные обладатели «Орки» мечтают освободить спящих кайдзю и вернуть Земле первоначальную чистоту. Им противостоит «Монарх» и примкнувший к организации слегка озверевший муж Эммы (Кайл Чендлер). В Мексике пробуждается Родан. В Антарктике очнувшийся в ледяных латах Гидора вырывается на свободу. Мотра окукливается и превращается в прекрасного мотылька. Разобраться с хаосом призывается новый Гильгамеш — наш старый герой Годзилла, которому предстоит нелёгкий путь по восстановлению природного баланса.

Фильм-катастрофа — это не то, что вы думаете. Это опыт переживания абсолютного поражения. Когда происходящее на экране настолько чудовищно, что всё время хочется закрыть глаза. И немедленно выпить. И не столько от плохого 3D (к слову, действительно халтура редкостная). Ужас заключается в том, что первая картина перезагрузки «Годзилла» (2014) режиссёра Гарета Эдвардса следовала канону. В отличие от одноимённого фильма 1998 года Роланда Эммериха, где радиоактивный монстр скакал по городам и весям пустоголовой здоровенной ящерицей, мифология японского жанра кайдзю в новой перезагрузке воссоздавалась трепетно, с душой. Перед нами действительно был Годзилла — любимый герой, взлелеянный в душах японской киноклассикой. Сюжет был американизирован — куда без этого? — но драгоценный сосуд сути был сохранён, как музейная реликвия. Словно поднятая со дна затонувшей Атлантиды, которую в этот раз продолжатели франшизы не поленились разнести ядерной бомбой, заодно погребя под руинами и сам жанр. Возможно, это произошло оттого, что Эдвардса сменил в режиссёрском кресле Майкл Догерти? Или на то была преступная воля продюсеров? Ответ знает только ветер…

Речь об Атлантиде зашла неслучайно. Согласно отсутствию логики в «Короле монстров», наши любимые кайдзю — это титаны, боги атлантов, пришедшие из глубины веков навести на Земле новый миропорядок. И Годзилла — их бесспорный король. Именно в древнем подводном городе находится лежбище ящера, где он набирается сил перед новой схваткой. Чтобы пробудить монстра, которого человечество незадолго до этого беспечно низвергло в пучину спецоружием, а потом неожиданно одумалось, требуется очередная ядерная бомба. И она незамедлительно идёт в ход. Любопытно, что последний японский фильм на эту тему — «Годзилла: Возрождение» (2016) — ярко выраженный антиамериканский памфлет. «Американцы хуже Годзиллы! На нас хотят сбросить нечто нехорошее!» Реплики японских героев по поводу решения США сровнять Токио с землёй всё тем же ядерным ударом воспринимаются отнюдь не комично. А что бы сказали японцы, узнав, что в новом фильме Голливуд в лучших традициях мультикультурного равноправия приписал Годзилле и Мотре любовные отношения? Об этом даже не хочется думать. Безнравственней только называть Годзиллу местоимением «она».

Но вернёмся к людям. Как говорил маленький герой фильма «Зорро» Дуччо Тессари: «Люди злые и жестокие, они не заслужили…» Сложно найти картину, в которой настолько несимпатичные, отталкивающие и откровенно тупые персонажи пытаются активно выживать в условиях катаклизма. Вопрос о сочувствии здесь не может стоять в принципе. В который раз на фоне глобального разрушения нас заставляют лицезреть сентиментальную семейную драму. Бывшие супруги пытаются отыскать в разгромленном городе свою дочь.

Диалог:
— Я думала она там!
— А она не там!

Здесь не помогут даже разнообразные локации от антарктических снегов до бостоновского стадиона «Ред Сокс». Природный баланс невозможен. На зрителя давит не то атмосферный столб, не то железная пята клаустрофобии. И все возможные на свете фантомы священной ярости. Возникает это ощущение отнюдь не от сокрушительных спецэффектов, их там просто нет. Желание, чтобы монстры разнесли человечество ко всем чертям — единственный выбор из всех возможных. Но и этого не произойдёт. Нас будут ждать закономерная эксплуатация наработок студии Toho, перековка традиций в угоду нового мира и, как следствие, если не случится чуда, — привычный дивный сонм поражений и разочарований. Выпотрошенный Marvel уступил своё место жертвы киновселенной Годзиллы. Кит на заклании отправился в свой безнадёжный путь. Альфа и омега жанра кайдзю, король ящериц, который может всё, мутант, порождённый испытаниями водородной бомбы. В этот раз Голливуд пропел тебе эпитафию, которая не снилась даже Эммериху.