13 July

«Гофманиада» — главный проект нового «Союзмультфильма»

Максим Заговора
автор
Максим Заговора

«Гофманиада» — новый анимационный фильм легендарного мультипликатора Станислава Соколова. Самый большой проект, над которым работала студия «Союзмультфильм» со времён распада СССР. И самый тяжёлый. Производство заняло 17 лет. Заканчивались и вновь находились средства. Из проекта выходили основные участники, в том числе один из его идеологов Михаил Шемякин. И вот 11 июня мировая премьера «Гофманиады» состоялась на престижнейшем фестивале в Анси, а 16-го — российская, на фестивале «Зеркало». С 11 октября «Гофманиада» в прокате.

17 ЛЕТ ПРОИЗВОДСТВА

Были остановки, восемь раз менялось руководство студии. Трудно держать съёмочную группу, когда год-два перерыв между съёмками, и для завершения фильма потребовались усилия. Много раз останавливался, потом опять начинался, потом опять останавливался. Конечно, болезненный процесс.

КУКОЛЬНАЯ АНИМАЦИЯ

Он весь рукотворный. Каждая кукла, каждое движение сделано с помощью рук, а не с помощью специальных ключей компьютерных, где не надо двигать. Особенно если это освоено недостаточно, это выглядит, как будто не одушевление, а некое механистическое движение ручками, каждый пальчик, каждую складочку одежды они одушевляют вручную. Когда это сделано механическим способом и сделана не очень корректная компьютерная обработка, всё превращается в некое механистическое, неживое, мёртвое движение и мёртвых персонажей. А единственное, что держит зрителя у экрана, — живой характер, если он не живой, сразу хочется выключить или уйти.

ГОФМАН

Главный сказочник Гофман — это сокровище для анимации. Я рад, что первый показа на публике произошёл на фестивале имени Тарковского, который сам мечтал снять нечто на материале Гофмана.

КОНФЛИКТ С ШЕМЯКИНЫМ

Столкнулись творческие интересы и отношения со студией, которая менялась всё время. Один директор ему что-то пообещал, потом его уже нет. Это всё отношения рабочие. Что касается изобразительного решения, у нас не было никаких конфликтов, всё было нормально. Что касается других аспектов, ну, Шемякину не очень нравилась музыка Шандора Калаша, но это один из ведущих кинокомпозиторов, и заменять его на Стаса Намина я не собирался. Я очень благодарен Михаилу за его участие. Он же отчасти продолжатель дела Гофмана в смысле рисования. Эти персонажи — это гофмановские рисунки. Этот гротеск, эти рисунки Шемякиным очень точно воспроизведены. Кстати сказать, Шемякин не вышел из проекта, он сказал, что не хочет быть главным художником, хочет быть «одним из» и автором главной декорации. Он сказал: я выхожу, но не совсем.

ПРОКАТ

Долгое время никакого проката не было, а сейчас мне продюсеры говорят, что он появился, но все зрители настроены на то, чтобы прийти на мультфильм. Ну и, грубо говоря, поржать. Такую продукцию и стараются им предъявить. А специальные просмотры для людей, которые хотят подумать, не только развлекаться, пока не сформировались. Но, тем не менее, мне прокатчики сказали, что не стоит переделывать фильм, потому что иначе будет стыдно показать его за границей. Потому что наши фильмы, которые сделаны с этой установкой, никто не хочет смотреть, кроме как среди этой специально подготовленной публики. Этот фильм сложный, рассчитанный на неоднократный просмотр, анимация так концентрирована, что её даже иногда невозможно посмотреть.