5 November

И тебя вылечат, и меня вылечат: премьера сериала «Псих» Фёдора Бондарчука

Виктор Непша
автор
Виктор Непша

На онлайн-сервисе more.tv стартует сериал Фёдора Бондарчука «Псих». История популярного московского психотерапевта, таскающего за собой огромный саквояж с проблемами: зависимости, расстройства, маниакальные мысли, проблемы в семье. В главной роли — Константин Богомолов, для которого участие в этом проекте, как полагает кинокритик Виктор Непша, — настоящий вызов. Разбираемся, каким получается первый сериал в карьере Фёдора Бондарчука. 

Олег (Константин Богомолов) — популярный московский психотерапевт, и у него проблемы. В свои 40 лет он живёт с мамой Кирой (Роза Хайруллина), у него алкогольная и наркотическая зависимость и (похоже) обсессивно-компульсивное расстройство. Ему безразличны почти все окружающие люди, неважно, клиенты или близкие. И, самое главное, корень всех зол: его жена (Евгения Громова) пропала без вести чуть более года назад. 

Несмотря на травматическую ситуацию, Олег не проходит терапию и продолжает работать по специальности. Внутренние проблемы неизбежно выливаются в конфликты с клиентами. А тут ещё и маме надоело терпеть депрессивного сына под боком, она задумывается о том, чтобы выселить его из квартиры. Придавленный обстоятельствами, Олег пытается привнести в жизнь хоть какой-то смысл неожиданным путём — он хочет ребёнка и в перерывах между всплесками агрессии и апатии ищет суррогатную мать для искусственного оплодотворения.

Близкие и знакомые за год устали сочувствовать главному герою — надо же как-то «прорабатывать свои травмы и не стоять на месте». Единственная знакомая, с которой у Олега складываются более-менее человеческие отношения, — подруга его супруги Вера (Елена Лядова), променявшая брак с богатым олигархом на рай в шалаше с молодым безработным художником (Александр Горчилин). 

«Псих» — дебют сразу по нескольким пунктам. Это первый сериал Фёдора Бондарчука, сценарный дебют (в таком формате) его супруги Паулины Андреевой и первая главная роль режиссёра Константина Бомоголова. Состав звёздный — помимо упомянутых исполнителей, на второстепенных ролях появляются Игорь Верник, Марина Александрова, Анна Чиповская и Олег Меньшиков.

Шоу концептуально разбито на серии-«состояния», отражающие положение дел у главного героя. Например, в «Апатии» Олег — сомнамбуличный, слабо реагирующий на внешние раздражители, уставший от жизни. В «Зависимости» — дёрганый, нервный, с перепадами настроения. В первой серии главный герой развлекает зрителя режимом доктора Хауса — всезнающий циничный персонаж, закатывая глаза, рубит правду-матку и издевается над окружающими. Во второй над Олегом начинают издеваться обстоятельства, а в центре внимания уже его страдания и ошибки. Мы посмотрели две серии, но можно предположить, что остальная часть сезона будет выстроена по такому же принципу: от одного психического состояния/симптома к другому, с постепенным раскрытием деталей о прошлом героев и прояснением обстоятельств в деле исчезнувшей жены.

Что можно сказать о «Психе» сейчас? Первые серии не назовёшь идеальными, но они определённо захватывающие. Завязка предоставляет достаточное количество сюжетных линий — даже с дистанции двух серий легко представить, как некоторые из них можно растянуть за пределы одного сезона. Вдобавок наблюдать за второстепенными персонажами подчас интереснее, чем за главным. Вера неотразимо психует, ревнует, матерится и веселится — Лядовой удаётся создать живую героиню и обойтись без образа карикатурной стереотипной столичной богемы. Кира Хайруллиной, всегда невероятно стильная, задаёт серьёзную конкуренцию сыну, легко переключаясь с хладнокровно-отстранённой беседы на вспышки ярости. Олег Меньшиков предстаёт трикстером-наставником, который прячет за показной весёлостью суровый нрав (привычное амплуа).

Отдельно интересно будет посмотреть за тем, насколько серии будут соответствовать титульным названиям-состояниям и дальше. В «Апатии» это соответствие, похоже, проявлялось и на техническом уровне. Длинные монотонные сцены с главным героем, нарочито затянутые, чередовались с резким динамичным монтажом при перемещениях Олега и при воспроизведении навязчивых действий. «Зависимость» усиливает последний мотив в разы: вот Олег десятки раз подряд выключает телефон, вот снова и снова протирает руки антисептиком (дух времени!). Ритмика повторяющихся действий и контрастный монтаж неплохо формируют эмпатию — тот же чёртов мобильник после десятого звонка подряд хочется не выкинуть, а швырнуть об стену. Непонятно, насколько сильно серии дальше будут отличаться друг от друга по съёмке и монтажу, но хочется понадеяться на сюрпризы в новых эпизодах.

Правда, если каждая серия действительно отражает качественно другое состояние, это порождает определённые вызовы — в первую очередь, вызов для актёрской игры Константина Богомолова. В апатичную версию его персонажа верилось — в том числе и потому, что требовалось произносить мало слов, а фактурой Богомолов не обделён. В «зависимую» — уже меньше, после затяжного молчания от Олега хочется ждать бурю, а не равнодушную манерную ругань. Отыграть человека с проблемами с психикой, переживающего травму, — непростая задача, и пока остаётся загадкой, как с ней справится до конца сезона не самый опытный актёр Богомолов.

Другие вопросы к «Психу» вызывают топорные детали: съёмка через красные очки главного героя, чтобы показать его апатично-альтернативный взгляд на мир, неизбежно фрейдистские мотивы невозможности отрыва от матери (которая ещё и сама психолог — наследственное ведь); секс-кукла, оборачивающаяся галлюцинацией о пропавшей жене. Есть ряд чрезмерно карикатурных типажей вроде сыроедки с поистине сектантским поведением или брутального олигарха — латентного гея: на контрасте с другими, более человечными и интересными героями они кажутся чересчур устаревшими.

Всё это не отменяет того факта, что сериал, за счёт основной идеи, сюжетного многообразия, монтажа и звёздного каста, хорошо смотрится, — после двух эпизодов хочется продолжать. Особенно пока есть надежда, что лучшие проявления «Психа» покажут себя и в следующих сериях, — отдельно хочется побольше детективной интриги и Евгении Громовой и поменьше секс-кукол.