18 June

Из злодеек в трикстеры: как Disney реабилитирует отрицательных персонажей

Максим Ершов
автор
Максим Ершов

Студия Disney взялась за сольные проекты своих злодеек. Вслед за Малефисентой последовала Круэлла. Максим Ершов разбирается, почему сегодня взят курс на оправдание антагонистов и поиски их детских травм.

Диснеевские злодеи — такой же бренд, как и диснеевские принцессы, только менее популярный. Возможно, это лишь вопрос времени, ведь студия всерьёз взялась за переосмысление самой концепции антагонистов главных героев. К чему нас приучили классические сказки? Вот протагонист, а вот мерзкий, вечно ему мешающий и всё портящий злобный противник. В отрицательных персонажах всегда есть своё обаяние: они хитрые (умные), они властные (целеустремлённые), они одинокие (инаковые), они безумные (эксцентричные и яркие). Как вы видите, при правильном подходе и небольшом изменении оптики любую вроде бы неприятную характеристику можно обратить в пользу.

Почему о злодеях мы раньше говорили реже, чем о принцессах? Они задумывались как второстепенные персонажи, как функции. Фильмы, анимационные картины и сериалы были не о них. Без них никак было нельзя — добро же должно побеждать зло. Но времена изменились: студия Disney, то ли из-за отсутствия свежих идей, то ли из-за конъюнктурных причин (антагониста легко оправдать и превратить в сложного неоднозначного героя, а с Белоснежкой или Золушкой уже ничего не сделаешь — пылиться им нынче на обочине больших историй), взялась за переписывание собственных канонов и превращение врагов всего хорошего в главных действующих лиц. Малефисента и Круэлла — только начало.

Внимание, спойлеры! Маленькая фея Малефисента была доброй и жила в гармонии с волшебными существами на Топких Болотах. В заповедные места пришли алчные люди,
желавшие завладеть богатствами края, и едва не убили его хозяйку. Друг детства Стефан
усыпил Малефисенту и отрезал ей крылья. Естественно, после предательства, возможно, самого близкого человека фея стала жестокосердной и перестала доверять людям в целом. Так родилась злодейка для «Спящей красавицы», которая в сольном фильме учится быть плохой на примере других.

Внимание, спойлеры 2! Примерно такой же сценарный конструкт у «Круэллы», только ещё более жалостливый и сочувственный по отношению к главной героине. Талантливую девочку не понимали ровесники и учителя в школе, любимая мама умерла трагически рано (причём в её смерти тогда ещё Эстелла винит себя), юная бунтарка ищет путь к славе в строго иерархическом мире моды, снова травля (больше моральная) на первом рабочем месте и пара-тройка других неприятных открытий. Да как после всех пережитых вариантов абьюза, моральных терзаний и трагедий не превратиться в любительницу шить шубы из далматинцев?!

Жанр «становление злодея» (рассказ о том, как же антагонист дошёл до жизни такой) не нов, это не изобретение студии Disney. Вспомним хотя бы недавние сольники Джокера и Харли Квинн. Предыстории Малефисенты и Круэллы идут теперь уже по проторённой дорожке. Фактически персонажей, ранее считавшихся злодеями, превращают в трикстеров. Вообще-то из них бы получились неплохие девчата, но дурная наследственность, детские травмы… Целый ворох типичных для сегодняшнего мира проблем превратил их в плохих. Может быть, даже среда повлияла, это всё злые улицы. Так что и антагонистов можно и нужно понимать, пытаться смотреть на мир их глазами.

Они не исчадия ада, а обаятельные чудачки. Их предшественник — идеальный псевдосложный герой капитан Джек Воробей: трикстер, не хороший, но и не плохой. А ещё с ним всегда весело, ведь никогда не знаешь, какой трюк он выкинет в следующий раз.

Классические диснеевские принцессы середины прошлого века (Золушка, Белоснежка, Аврора) были наивными, невинными и покорными девушками. Если вспомнить первый сезон сериала «Почему женщины убивают» или классические ситкомы того времени, станет видно, что именно такую модель американское общество предлагало женщинам. Через героинь мультфильмов юным зрительницам навязывалась консервативная повестка из заведомо определённого и понятного круга обязанностей жены. Это сейчас главные героини анимационных и игровых картин храбрые и решительные девушки вроде Мулан или Райи. Принцы им уже и не очень-то нужны, они справятся и без них. Кардинальные изменения произошли всего за полвека.

Можно сказать, что Disney подстраивается под современную повестку и изображает своих героинь такими, какими бы их хотел видеть мир. Только консервативные взгляды сменились либеральными. Домострою бой! Сегодня человечество ищет причины отрицательных поступков злодеев, пытается их проанализировать и предотвратить. В том числе поэтому так популярны фильмы и сериалы про маньяков. Что же творится у них в голове? Надо разобраться и со злодейками!

Беда в том, что в искусственном, построенном мире крупных студийных проектов (пусть даже очень ярких и эффектных, как «Круэлла») должны работать простые и понятные механизмы. Эмме Стоун никак нельзя без Эммы Томпсон, нужно сравнивать номинальную антагонистку с истинным злом. Это один приём, другой — снабдить героиню букетом из стандартных проблем (перечислены выше), которые можно найти в любой книге по популярной психологии. В погоне за сложным и объёмным персонажем происходит его оправдание.

Что такое «Круэлла», как не попытка обелить признанную злодейку? Ведь мы раньше никогда не знали её историю, а она трагичная, заслуживает отдельного фильма. Если не знать, кто это, не знать её имени и 60-летней экранной жизни персонажа, не было бы никаких причин называть её злодейкой. Да, поэтому в сюжет вплетают будущих похитителей собак, далматинцев и первые уроки вождения Круэллы. Ноги растут отсюда, истоки представлены.

Режиссёр Крэйг Гиллеспи, сценарист Тони МакНамара, исполнительницы главных ролей Стоун и Томпсон хотят продолжения. Да и зритель встретил предысторию мисс Де Виль благосклонно. Второй части не избежать, работа над ней вот-вот начнётся. Дальше нас наверняка ждут сольные проекты о Шраме, Урсуле и Джафаре. Все они жертвы абьюза, буллинга и тотального непонимания со стороны окружающих. Остаётся их только пожалеть и крепко обнять.