23 June

Изыди: экскурс в историю фильмов об экзорцизме и одержимости

Наталья Серебрякова
автор
Наталья Серебрякова

В российском прокате уже идёт фильм «Заклятие 3: По воле дьявола». По этому поводу Наталья Серебрякова попыталась разобраться в кинематографической истории экзорцизма, одержимости и благочестивой борьбы человека с внутренними демонами.

Больных исцеляйте, прокажённых очищайте, мёртвых воскрешайте, бесов изгоняйте

Иисус Христос, Евангелие от Матфея, 10:8

Культовому фильму Уильяма Фридкина «Изгоняющий дьявола» (1973) скоро исполнится пятьдесят лет. Но хорроры, повествующие об изгнании нечистой силы, всё ещё набирают обороты. Взять хотя бы одну из самых успешных на сегодня франшиз — «Заклятие». С различными спин-оффами и продолжениями в её вселенной насчитывается уже восемь фильмов. 

В мире «Заклятия» обычные люди сталкиваются с паранормальными испытаниями, а справиться с ними им помогают главные герои — супруги Эд и Лоррейн Уоррены (реально существовавшие в действительности и создавшие даже собственный музей «специалисты»). В картинах этой серии семейные истории сочетаются с традициями мистического хоррора. Но откуда берут истоки эти кинематографические идеи?

Не то чтобы экзорцизм отсутствовал в фильмах до «Изгоняющего дьявола». Картина Фридкина просто показала феномен одержимости и освобождения беспрецедентным образом. В каком-то смысле этот ключевой фильм — неотъемлемая связь между католическим благочестием Голливуда «золотого века» и демоническим миром ужасов последующих лет. Обряды изгнания нечистой силы в реальном мире как в католической, так и в протестантской среде участились с новой силой сразу после фильма, и влияние картины по-прежнему ощущается и в современных хоррорах.

Согласно «Википедии», «экзорцизм (от др.-греч. ἐξορκισμός «связывание клятвой») — обычай или обряд в рамках различных религий и верований, состоящий в изгнании из человека (или места) бесов или другой вселившейся в них нечистой силы путём совершения определённого ритуала той или иной степени сложности». 

Форма экзорцизма, знакомая по фильму Фридкина, — это римский ритуал 1614 года. В фильме изображены как ритуал, так и феномен одержимости, хоть и довольно утрированно, но в то же самое время аутентично. Из примечательных элементов — сопротивление демона изгнанию и другие двусмысленности. Например, юная жертва корчится от боли, когда священник окропляет её водой, хотя это и не святая вода. Эффект плацебо? Или демон намеренно ставит под сомнение эффективность церковного арсенала?

Экзорцизм, конечно же, начался не с ритуала 1614 года, а экзорцизм в кино не начался с «Изгоняющего дьявола». Изгнание демонов в кинематографе восходит к немому кино. В фильме 1912 года Сидни Олкотта «От яслей до креста, или Иисус из Назарета» Иисус исцеляет бесноватого. А немая картина Сесила Б. Демилля «Царь царей» 1927 года начинается с того, что Иисус драматически избавляет Марию Магдалену от её семи демонов, которые олицетворяют, конечно, семь смертных грехов.

Хотя дьявол и сатанинские культы появлялись в фильмах до картины Фридкина, одержимость и попытки изгнать демонов были редкостью. Биографический фильм Эдварда Дмитрыка 1962 года «Упрямый святой» завершается драматической сценой изгнания нечистой силы, в которой Рикардо Монтальбан выступает в роли францисканского монаха. Экзорцизм терпит неудачу, потому что святой Джозеф де Копертино — не одержим!

К концу 1960-х годов благочестивые убеждения Голливуда «золотого века» рухнули, и возобладала пресыщенная изощрённая скука. Миа Фэрроу, беременная дьявольским ребёнком в «Ребёнке Розмари», листает пасхальный выпуск журнала Time 1966 года с вопросом на обложке «Бог мёртв?». И в конце концов ни Бог, ни его агенты не вмешиваются, и дьявол побеждает. Это предзнаменование также заканчивается тем, что небеса, по сути, отстраняются, в то время как ад торжествует.

Даже когда множество подражателей Фридкина вступали в войну добра и зла, они редко пребывали в поисках подлинности. Итальянский фильм ужасов 1972 года «Лиза и дьявол» был мастерски переработан для его выпуска в США в 1975 году с добавлением сцен рвоты гороховым супом и церковного пения (и после переименован в «Дом экзорцизма»). В американском блэксплотейшене 1974 года «Эбби» смешались христианские и западноафриканские религиозные элементы. Этот хоррор рассказывает о женщине, одержимой африканским сексуальным духом. Интересно, что картина имела финансовый успех, собрав 4 миллиона долларов за месяц, но была снята с проката после того, как дистрибьютор фильма был обвинён в нарушении авторских прав компанией Warner Bros., которая сочла фильм производным от «Изгоняющего дьявола» и подала иск в суд.

«Амитивилль II: Одержимость» и вовсе берёт кульминационный поворот из фильма Фридкина. Как и эти подделки, официальные сиквелы «Изгоняющего дьявола» не дотягивали до уровня оригинала ни в богословском, ни в художественном отношении. Даже когда постэкзорцистские фильмы об одержимости сохраняли католические атрибуты картины Фридкина, религиозное видение оригинала было в значительной степени утрачено. Экзорцизм представал не духовной войной, а магическим ритуалом.

«Dominion: Prequel To the Exorcist» Пола Шредера (2005) всё же пытается соответствовать духу оригинала. По сюжету этого фильма в 1944 году нацистский лейтенант СС по имени Кессель вынуждает приходского священника небольшой деревни в оккупированной Голландии, отца Ланкестера Меррина, участвовать в произвольных казнях в отместку за убийство немецкого солдата. В обмен Кессель обещает пощадить жителей деревни. Меррина превосходно сыграл Стеллан Скарсгард, и опытный режиссёр, до этого написавший сценарий к «Последнему искушению Христа» Мартина Скорсезе, постарался пойти по стопам лучших образцов хорроров об экзорцизме. Однако задумчивый богословский подход Шредера не соответствовал ожиданиям студии, и Ренни Харлин переработал фильм в более типичный фильм ужасов под названием «Экзорцист: начало». Обе версии вышли в конечном итоге на экраны, Харлина — в 2005 году, Шредера — в 2006-м.

За те же два года было выпущено два фильма, основанных на одном случае из реальной жизни (история молодой баварской женщины по имени Аннелиз Мишель): «Шесть демонов Эмили Роуз» Скотта Дерриксона и «Реквием» Ханса-Кристиана Шмида. Дерриксон, между тем, известный как автор картины «Избави нас от лукавого», построил «Эмили Роуз», основываясь на подлинном судебном процессе, где обвиняемым предстал священник, допустивший смерть своей подопечной во время обряда. 

Когда же в моду вошёл псевдодокументальный жанр хоррора (например, «Ведьма из Блэр»), на сцене появился режиссёр Даниэль Штамм со своей картиной «Последнее изгнание дьявола». По сюжету преподобный Коттон Маркус занимается показным изгнанием демонов из одержимых. Но после известия о смерти мальчика-аутиста от удушения во время одного из таких обрядов его вера слабеет (к тому же у него у самого сын-инвалид). Маркус решает снять документальный фильм, разоблачающий экзорцизм, и отправляется по первому же письму с просьбой о помощи. Фильм может показаться необычным, но только для некатолической среды. В целом, это довольно любопытное зрелище с точки зрения религиозных сомнений. 

Так или иначе, пока существует религия, будет существовать и вера в дьявола. Поэтому в ближайшее время не стоит надеяться, что мода на фильмы об экзорцизме куда-то исчезнет. Война не заканчивается, а ад по-прежнему стремится захватить как можно больше душ, развращённых пороками.

Несмотря на то, что наука уже давно спорит с религией, миллионы людей как будто бы находятся в растерянности, когда сталкиваются с собственными слабостями, и пытаются оправдать себя некими потусторонними одержимостями, даже в православной культуре. Так, патриарх Кирилл, например, уверен в том, что существуют психические заболевания, которые не может объяснить медицина. Зрители фильмов об экзорцизме — это даже не послушная паства, внимающая заповедям Иисуса Христа, а вполне образованные молодые (и не очень) люди, желающие пощекотать нервы очередным хоррором. Ад — это не другие, ад внутри — каждого из нас. Как его победить? Ответ вы узнаете в очередном сиквеле!