26 October

Картина «Опасный элемент»: радиоактивная мадам

Тимур Алиев
автор
Тимур Алиев

Маржан Сатрапи, французский режиссёр иранского происхождения, возвращается на большой экран с новой историей, вновь основанной на графическом романе, как и прежние её фильмы. Тимур Алиев разбирает «Опасный элемент» — экранизацию графического нон-фикшна Лорен Реднисс про Марию и Пьера Кюри, изданного десять лет назад. Лента, как говорится, не без недостатков (что и отмечает кинокритик), но фильм о великой учёной точно заслуживает внимания хотя бы из-за темы и исторических персоналий. Российская премьера картины состоится в рамках фестиваля американского кино Amfest, а в широкий прокат фильм Сатрапи выйдет 12 ноября.

В 2011 году произведение Лорен Реднисс с длинным названием «Radioactive: Marie & Pierre Curie: A Tale of Love and Fallout» удостоилось Национальной книжной премии — ежегодной награды, вручаемой в США. Книга стала финалистом в категории «документальная литература». «Объединив графику и изобразительное искусство с биографией и историей культуры, она расширила сферу научной литературы», — такими словами сопроводили награду в Национальном книжном фонде. То, что стало новым шагом в области графического нон-фикшена, привлекло внимание продюсеров StudioCanal и Working Title Films; те взялись за экранизацию, пригласив Маржан Сатрапи.

Французская художница, писательница и режиссёр известна широкой аудитории как автор «Персеполиса» — автобиографического комикса об иранской революции, переведённого в настоящее время на 16 языков мира (вышло даже три тома продолжения оригинальной истории). Спустя семь лет после издания графического романа Сатрапи вместе со своим художником-соавтором Венсаном Паронно перенесла литературное произведение на большой экран, создав верную первоисточнику анимационную историю, отмеченную в Каннах и номинированную позднее на премии «Оскар» и «Золотой глобус».

Тех, кто надеется увидеть в «Опасном элементе» отголоски иранского кино, стоит предупредить: тему иранской революции Сатрапи закрыла для себя вместе с «Персеполисом», Кьяра Мастроянни и Катрин Денёв, озвучившие саму Маржан и её мать соответственно, остались в далёком прошлом. Её дальнейшие работы после «Цыплёнка с черносливом» (вторая совместная работа с Венсаном Паронно) максимально далеки от иранского кинематографа как тематически, так и стилистически. Сатрапи уехала из Ирана в начале 1980-х, давно проживает в Париже и снимает кино в основном на французском языке. С чем она не перестала работать, так это с экранизациями графических романов, которые стали, можно сказать, визитной карточкой её фильмографии.

Собственно, «Опасный элемент» — третья картина Сатрапи. Но если в случае с «Персеполисом» и «Цыплёнком…» Маржан работала с собственным материалом, «Опасный элемент» — другое дело. В ранних лентах режиссёру удавалось соблюсти гармонию между первоисточником и тем, что мы видели на большом экране (недаром «Персеполис» наградили в том числе за лучший адаптированный сценарий). В «Опасном элементе» Сатрапи довольно прямолинейно и грубо работает с тем, как (пере)писал роман английский сценарист Джек Торн. Казалось, Торн уже набил руку на сильных женских персонажах (сестра известного детектива Энола Холмс, «стальная» Амелия Рен в «Аэронавтах»). Однако его Мария Склодовская-Кюри в исполнении Розамунд Пайк не дотягивает до образа великой учёной. 

Увы, сценарий — не самая сильная сторона картины. История сосредоточена на ключевых эпизодах из жизни Марии и Пьера Кюри — учёных, открывших миру полоний и радий. Сатрапи едва заметными мазками ведёт зрителей по важным главам статьи из «Википедии»: смотрите, они познакомились; вот и трагическая гибель супруга; бац, вручение Нобелевской премии; скандал, связанный с любовником, где-то на втором плане. Фоном. Детали научного процесса минимизированы, вместо этого нас потчуют пафосными репликами о важности научных открытый, практическом применении новых знаний и равных возможностях для научной деятельности как мужчин, так и женщин.

По канонам байопиков, персонаж Розамунд Пайк будет вставать и падать, открывать дверь с ноги на удивление учёных-мизогинов и испытывать на себе симптомы того, что впоследствии назовут радиацией. Повествование «Опасного элемента» словно боится сделать шаг в сторону и преподнести зрителю совершенно нетривиальный роман Лорен Реднисс с какой-то новой стороны. Вместо этого Сатрапи послушно следует хронологии литературного произведения, перенося на экран и диалоги, и все футуристические вставки, коими разбавлен роман. Метафоры, демонстрирующие «обратную сторону Луны» (читай — негативные последствия великих научных открытий), — от ядерных испытаний до пожарных в Чернобыле — подаются с обыденным равнодушием.

История о большой любви и великой женщине, оставившей заметный след (ирония ли — связанный с ядовито-зелёным радием), к финалу превращается в памфлет феминистического толка. Сатрапи расставляет акценты не столько на героине Пайк, вытягивающей фильм из болота неожиданных твистов и затянутого повествования, сколько на мужских персонажах, не вопреки, а отчасти благодаря которым судьба Марии Склодовской-Кюри сложилась определённым образом. Там, где реальный мир потихоньку движется к гендерному равенству в разных отраслях, во вселенной «Опасного элемента» белые цисгендерные мужчины — от большой любви, жалости или восхищения — подают главной героине свой male-gaze-«костыль» из привилегий и приоткрытых дверей, которые она картинно распахнёт «самостоятельно». Фильм Сатрапи — больше продукт современных трендов, нежели дань великой учёной, чьи жизнь и достижения заслуживают зрелищной экранизации.