11 February

Комедия «Родные» Ильи Аксёнова: Сергей Бурунов по дороге на Грушинский фестиваль

Тимур Алиев
автор
Тимур Алиев

В российский прокат выходит картина «Родные» — новый комедийный проект режиссёра Ильи Аксёнова. За сценарий фильма отвечают Жора Крыжовников и Алексей Казаков, подарившие зрителям «Горько!» и «Самый лучший день». Тимур Алиев рассказывает о том, как юмор русских комедий 2010-х безболезненно перебрался в 2020-е и что из этого получилось.

Ранним утром отец большого семейства (Сергей Бурунов, сменивший образ пропагандиста у Михаила Сегала в «Глубже» на домашние тренировочные штаны), кося под современного блогера, рассказывает о том, что нужно ценить жизнь. У героя есть мечта — приехать на Грушинский фестиваль, чтобы выступить на главной сцене в виде плавучей гитары, исполнив песню собственного сочинения. Во время короткого диалога с домашними глава семейства рассказывает, что у него опухоль в голове. Потому и осенило: нужно ценить абсолютно всё, от голубого неба до травы под ногами, но более всего, конечно, время, которого для осуществления мечты осталось так мало. В итоге все отправляются в путь-дорогу из Архангельской области под Самару.

Сценарии Крыжовникова и раньше не могли похвастаться детальной проработкой. Здесь же команда авторов, видимо, сразу решила броситься «с места в карьер»: разбираться, кто на экране, зрителю предстоит по ходу пьесы. В конце концов, движение — жизнь, а слоган «Родных» как раз гласит: «Будем праздновать жизнь!» Итак, перед нами в тесном микроавтобусе: жена героя Бурунова (Ирина Пегова, не меняющая амплуа матери с «Дорогого папы» Михаила Расходникова), его младший сын Саня (вездесущий Семён Трескунов, отрастивший небольшую бородку) со своей супругой Соней (дебют в большом кино Катерины Беккер), старший сын Боб (Никита Павленко, игравший афганца Витю в сериале Аксёнова) и дочь Настя (дебют в кино певицы Монеточки).

В центре внимания Аксёнова, конечно, Бурунов. К сожалению, чего-то сверхнового актёр не выдаёт: это всё тот же чудаковатый Владимир Яковлев из «Полицейского с Рублёвки», смесь эксцентричного юмора с широкой русской душой в одном флаконе. Собственно, отец семейства и его смертельный диагноз — основная движущая «сила» сюжета. Если бы в его мозгу не рождались сумасбродные идеи (поездка на фестиваль авторской песни — это ещё ягодки, цветочки впереди), «Родные» могли бы и не сдвинуться с места — весь фильм персонажи просто выясняли бы отношения на дачном участке.

Но Крыжовникову и Казакову хочется поговорить про Русь-матушку, показать её во всей красе — от саратовских подъездов до широких речных просторов, от безответственного отношения к безопасности местного хлебокомбината до разваливающихся гаражей в провинции. В этом контексте особенно ярко заходят шутки про «зарубежных покровителей», искажённое восприятие западных ценностей («Ещё скажи, что этот свой Хелавин отмечаешь!» — бросит в гневе Бурунов дочери) и в целом противопоставление «нас» и «их». На стороне условного Запада — Саня и его жена. Он талантливый программист, собирается переехать в Канаду. Там хорошее предложение по работе, главенство закона над понятиями и потенциальный вид на жительство. А что здесь?

«Вечный» вопрос без ответа, который будет маячить на втором плане весь фильм. Характерно, что «лагеря» члены семьи в ходе поездки будут попеременно менять. Всплывёт тема «настоящей любви» (Бурунов, ведомый родительской гиперопекой в формате «хотел как лучше», решает отправить Соню восвояси, поскольку он точно знает, кто подходит его сыну, а кто нет). Появится и вопрос наследования, когда на горизонте возникнут родственные связи: по пути на фестиваль герой Бурунова навестит родного отца, которого скрывал от жены и детей. Комедию сменит драма, а вопрос «Что здесь вообще есть?» изменится на «Бежишь из семьи?»; к концу первого часа и поводов для смеха практически не останется. История имеет свойство повторяться: Саня бежит от своего отца, как тот когда-то бежал от своего. Но семье ещё предстоит трансформироваться в «глянцево» счастливую, а её членам — найти способ адекватной коммуникации друг с другом. 

Удивительно, что по прошествии многих лет Крыжовников по-прежнему пытается зайти в одну реку дважды, игнорируя смысл знаменитой поговорки. Ведь всё семейство «Родных» — просто-напросто видоизменённые члены семьи «Горько!». Красавица Пегова — уменьшенная копия взбалмошной Татьяны (Елена Валюшкина). Сам Бурунов в некотором роде косплеит Бориса (Ян Цапник). Даже Боб в исполнении Павленко — вылитая гопота сродни отсидевшему Лёше (Александр Паль).

Отчасти атмосферу сбивают вкрапления Балабанова: Боб носит футболку с изображением героя 2000-х Данилы Багрова и цитирует ставшие крылатыми поговорки бандита Круглого. Естественно, разговор о русской ментальности попросту невозможен без Алексея Октябриновича. «Поживёшь подольше — увидишь побольше» идеально вписывается в ценности бытия, пропагандируемые Крыжовниковым. Восемь лет с премьеры «Горько!», а «почти ничего не изменилось» — ту же фразу Бурунов скажет и родному саратовскому подъезду, в котором прошли годы его юности. «Даже запах такой же, а ну идите понюхайте!» — словно обращается он не к своим родным, а к зрителю по эту сторону экрана. Спасибо, но мы, пожалуй, воздержимся — аромат хрущёвских пятиэтажек давно и прочно настоялся в крови русского народа за последние -цать лет.