23 November

Мартин Скорсезе, Дэвид Линч и Тарсем Сингх в роли клипмейкеров: музыкальные видео режиссёров

Вера Гиренко
автор
Вера Гиренко

Со времён появления сеансов, на которых видео сопровождала игра тапёров, кино и музыка не расставались. Изображение, конечно, всегда было в авангарде: ключевая роль у картинки, а музыка лишь аккомпанемент, своего рода «попутчик для пояснений». Всё изменилось с появлением в 1981 году канала MTV. Новое медиа потребовало иного продукта: уже видеоизображение обязано играть вспомогательную по отношению к музыке роль. Так появились музыкальные клипы, которые поначалу выглядели примитивнейшей «нарезкой» видеоматериала, имеющего к содержанию песни косвенное отношение. Но время шло, запросы зрителей менялись, и… в производство клипов стали приходить маститые режиссёры. Вера Гиренко рассказывает о том, как Скорсезе, Линч и Сингх музыкальные клипы снимали!

Мартин Скорсезе: после «Таксиста»

Сотрудничество Скорсезе с Майклом Джексоном случилось в 1987 году. До этого на MTV был установлен негласный запрет на чернокожих артистов. Сломив его, Джексон решил принципиально изменить подход к созданию клипов. Он стал делать не столько музыкальные видео, сколько… короткометражные фильмы, где музыка (необходимость петь и танцевать) органично вписывалась в большой сюжет.

Снимать видео для заглавного сингла с альбома «Bad» был приглашён Мартин Скорсезе, который к тому времени уже снял своего легендарного «Таксиста» — обладателя четырёх номинаций на премию «Оскар». К созданию 18-минутного ролика знаменитый режиссёр подошёл с поистине кинематографическим размаом. Во-первых, для сюжетной основы он взял свой любимый фильм — «Вестсайдскую историю» 1961 года — о двух противоборствующих бандах Манхэттена.

Во-вторых, в бюджет Скорсезе запросил 600 тысяч долларов и превысил эту сумму почти в три раза, так что в итоге расходы достигли двух миллионов долларов (бюджет «Таксиста» составил 1,3 миллиона долларов).

В-третьих, к клипу был написан полноценный сценарий и сделана раскадровка. В итоге получилась брутальная история про хозяина нью-йоркской подземки, в этом видео, кстати, сыграл молодой Уэсли Снайпс — исполнитель главной роли в кинотрилогии «Блэйд».

К сожалению (или к счастью), «Bad» стал единственным клипом для Мартина Скорсезе. Впоследствии об этом опыте он вспоминал как о сущем аде: клипмейкером оказалось быть сложнее, чем кинорежиссёром.

Дэвид Линч: приступы эпилепсии и клипы

Лидер американского независимого кино всегда был рад попробовать свои силы в разных видах искусства. Он начинал как художник, продолжил как кинорежиссёр. Общепризнанным музыкантом Линч стал в зрелом возрасте; однако к природе звука и его «контакту» с изображением он проявлял интерес, начиная с фильма «Голова-ластик». Для этой картины совместно с саунд-дизайнером Аланом Сплетом режиссёр искал и записывал странные звуки: гул кондиционеров, шипение таблеток, растворяющихся в стакане воды, жужжание тающего кусочка сахара, положенного на раскалённую электрическую лампочку.

В фильмографии Дэвида Линча значатся четыре клипа. Они все так или иначе отсылают к полнометражным картинам мастера. В своём первом музыкальном ролике, снятом в 1982 году, режиссёр явно «тестировал» некоторые визуальные клише, которые в итоге будут задействованы в «Синем бархате» и «Малхолланд-драйве». Герой клипа британского глэм-дуэта Sparks (загримированный участник группы Рон Маэл), мужчина с гитлеровскими усиками и в женском платье, танцует стриптиз на сцене — простое и примитивное выражение одной из главных тем для Линча: соблазнительной странности и странной соблазнительности. Далее был проходной ролик для далеко не проходной песни Криса Айзека «Wicked Games» с визуальными цитатами из фильма «Дикие сердцем».

Клип 1998 года «Came Back Haunted» для американской индастриал-группы Nine Inch Nails начинается с тревожного предупреждения, что просмотр может вызвать приступы эпилепсии у светочувствительных людей. Этот ролик Линч населил странными существами, которые будто сбежали с его же объёмных картин и инсталляций. Как утверждал режиссёр, он не делает больших различий между формами искусства, потому что в каждой из них он исследует один и тот же мир.

В числе последних инструментов исследования для Линча — трансцендентальная медитация. В 2009 году для своего коллеги по этому увлечению, музыканта Moby, режиссёр сделал весьма мрачный клип. Его вполне можно назвать квинтэссенцией Линча: индустриальные пейзажи, загадочная недосказанность, тревожный сюжет и криминальная интрига.

Тарсем Сингх: ещё не «Клетка», но уже красиво

Индиец по происхождению, режиссёр по призванию Тарсем Сингх с самого начала карьеры относился к музыкальным клипам как к плацдарму для оттачивания визуального стиля для своих будущих фильмов. Его первое видео на песню «Losing My Religion» группы R.E.M. моментально взлетело на первые строчки в рейтингах канала MTV. Ни зрители, ни продюсеры не предполагали, что такой «низкий» жанр, как музыкальный клип, может отсылать к произведениям «высокого» искусства. Получив награды в шести номинациях на MTV Video Music Awards в 1991 году, режиссёр неутомимо пояснял, что на визуальное решение ролика повлияли полотна Караваджо и фильмы Андрея Тарковского.

Тогда он, правда, никому не сказал, что те же приёмы он собирается использовать в своей первой полнометражной картине «Клетка» с Дженнифер Лопес в главной роли. Но это будет только в 2000 году. До этого Сингх продолжал трудиться как клипмейкер и успешно интегрировать большое искусство в недолговечные видео-продукты. Например, в клипе для Ванессы Паради «Be My Baby» очевидны отсылки к кино Сергея Параджанова — одного из самых любимых режиссёров Сингха.

Те же сочные восточные краски сменяли унылую серость в клипе «Sweet Lullaby» для нью-эйдж-группы Deep Forest. В этом ролике тоже силён этнический компонент, которому Сингх будет верен вплоть до своей последней грандиозной клипмейкерской работы для Lady Gaga. На визуальное решение этого яркого и свежего ролика Сингха вдохновил «Цвет граната» Параджанова, а также армянский средневековый поэт Саят-Нова.