5 April

Метод Мазина: сериальная зависимость

Кино ТВ
Кино ТВ
автор
Кино ТВ
Российский философ, психоаналитик и киновед Виктор Мазин анализирует шедевры мирового кинематографа специально для Кино ТВ.

Многие люди всё время ждут следующей серии, они в предвкушении, они в обсуждении, то есть они переживают и все время обсуждают то, что они видят в сериалах. И я могу назвать это зависимостью. Другой вопрос, считаем ли мы это патологической зависимостью или нет?

У меня из головы не выходит эпизод, мне кажется, чрезвычайно важный, не из сериалов, а из кинофильма Ларса фон Триера «Нимфоманка», в котором главная героиня оказывается в терапевтической группе, в медицинском микросообществе, в котором ей говорят, что у нее секс-аддикция, то есть, наконец, определяют ее форму зависимости. Я вам скажу такую детскую вещь, я был просто счастлив увидеть тот эпизод фильма, где главная героиня начинает настаивать на своем, она говорит: «У меня нет никакой секс-аддикции, я – нимфоманка». А это уже совершенно другое понятие, не медицинское, не патологизирующее человека.

Даже несмотря на то, что я сам не смотрю сериалов, я знаю много людей, которых сериалы спасают. Я странную, наверное, сейчас вещь скажу: самое главное – это не отношения человека, который смотрит сериал, и сериала, который он смотрит. Самое главное – это то, что человек, который смотрит сериалы, вписывается в сообщество смотрящих этот самый сериал. Мне известна именно такая ситуация: подруги или друзья, которым по 60-70 лет, перезваниваются, обсуждают, что они увидели. Если оборвать все сериалы, то получится, что люди не знают, как им выстраивать дальше общение.

То, что для меня удивительно касательно сериалов, – что люди живут не своей жизнью, получается ситуация, в которой мы идентифицируемся с теми или иными героями, мы сопереживаем тем или иным героям, и получается, что мы как бы переносим свою жизнь на них. Есть, кстати, потрясающий фильм совсем не о сериалах, но там та же проблематика возникает, это фильм «Шоу Трумена». Главный герой находится все время под прицелом камер, на него смотрит все сообщество и, забывая о работе, обо всем, следят, как он живет.

Я испытал в конце этого фильма счастье по той причине, что все аплодируют, когда главный герой, Трумен, выходит из телешоу. Это настолько ценный момент, потому что люди понимают, что свобода другого человека важнее, чем моя к нему привязанность.
Я начинаю подозревать, что само слово сериал меня пугает. Идея серии как таковой для меня в первую очередь связана с серийным конвейерным производством. Производством серийных людей.

Если я начну смотреть сериал, это значит, что я вписываюсь в некую, – и сейчас я несколько другой смысл придам своей мысли – в некую серию людей, которая синхронизирована. Миллионы, не тысячи, а миллионы людей делают одно и то же. Они все садятся, то есть возникает некое виртуальное сообщество, которое мы с вами можем представить. Соответственно, я не хочу попадать не в это сообщество, а мысль моя куда более сложная, я не хочу попадать в эту синхронизацию, я не хочу быть синхронным с этими людьми, потому что человек возникает как субьект благодаря своей истории, а история – это не синхрония, это диахрония.