7 September

«Мейнстрим»: Эндрю Гарфилд играет одного из самых отвратительных персонажей в сатирическом фильме Джиа Копполы

Даша Видре
автор
Даша Видре

В разгаре Венецианский кинофестиваль. Российские критики уже приметили для себя фильмы, которые неплохо было бы видеть в российском прокате. Мы же решили узнать, какие фильмы хвалит и ругает зарубежная пресса. Даша Видре перевела статью журналиста IndieWire о фильме Джиа Копполы «Мейнстрим» (в российском прокате как раз-таки будет). Картина о мире интернет-шоу-бизнеса с большим количеством эмодзи и прекрасной Майя Хоук в главной роли. Внимание: в тексте много сарказма и недовольства, ехидных замечаний и искреннего недоумения. 

Венеция: Гарфилд и Хоук не спасают пресный пасквиль на культуру соцсетей.

Надо отдать должное Эндрю Гарфилду: не у всех хватит таланта и бескомпромиссной самоотверженности, чтобы создать одного из самых отвратительных персонажей в истории кино, но Гарфилд справляется с этой задачей в «Мейнстриме», пресной сатире на соцсети, соавтором сценария и режиссёром которой выступила Джиа Коппола. Гарфилд, также один из продюсеров фильма, вкладывает всю свою гибкость Человека-паука и неопрятность бездельника из «Под Сильвер-Лэйк» в роль Линка, самовлюблённого псевдопоэтичного философа-укурка, который мог бы быть внебрачным ребёнком Вэла Килмера в роли Джима Моррисона в «Дорз» и Джокера Хоакина Феникса. Страшно тут то, как этот невыносимый фильм защищает его отвратительность. Нам же не предлагают полюбить этого позёра, правда же?

Справедливости ради, «Мейнстрим» сложно выносить ещё до появления Гарфилда. Героиня фильма Фрэнки (Майя Хоук) — одинокая девица лет 20 с небольшим, работает бартендером в грязном лос-анджелесском лаунж-баре, где выступают фокусники, ненавидит свою работу и мечтает о том, что видео, которые она снимает по всему городу, наберут много лайков на ютьюбе. Как ребёнок, которому купили новый телефон, Коппола покрывает первые сцены подписями, эмоджи, пикселированием, добавляет дребезжащие электронные инди-песни, и всё это именно так противно, как может показаться, но во всяком случае она передаёт грязную сторону ЛА с ясностью, которую редко увидишь у кого-то, кроме её тётки Софии Копполы в «Где-то» или «Элитном обществе».

Однажды Фрэнки снимает видео, на котором Линк в торговом центре предлагает кусочки сыра для дегустации в костюме мыши. Когда она замечает, что посетители центра слишком некультурны, чтобы остановиться и посмотреть на репродукцию Кандинского у Линка за спиной (может быть, они её уже видели), он вскидывается и начинает поучать проходящих мимо людей: забудьте о своей шоппинг-терапии, а лучше «ешьте искусство». Фрэнки покорена этим диким продавцом сыра, и сердце у неё бьётся ещё чаще, когда он запрыгивает на сцену в баре и срывает выступление её босса, а потом нападает на одного из посетителей. О её чувствах нам говорит заставка с текстом, как в немом кино (ещё один приёмчик этого фильма): «Очаровательный, завораживающий и, самое главное, занятный». Фрэнки приходит к этому выводу, когда Линк сползает с банкетки в тайском ресторане (он пригласил её туда, спросив: «Арахис ешь?») и скользит по полу. В очередь, дамочки! Разница в возрасте, которая никак не комментируется, — ещё одна отталкивающая деталь их зарождающегося романа. Для кино это ещё не пропасть: Гарфилду 37, Хоук 22, но Фрэнки такая вялая, а Линк такой агрессивный, что фильм можно трактовать как поучительную историю о том, как беззащитны молодые перед хищниками-социопатами. 

Однако Фрэнки привлекают не только анархические выходки Линка, но и количество просмотров его речи о Кандинском на ютьюбе. Он утверждает, что ничего не знает и не хочет знать про интернет, но готов помогать ей с этим так называемым искусством, так что они снимают видеопародию на «стиль жизни богатых и знаменитых», для которой он берёт псевдоним «Человек простой» (вау!). Ролики становятся вирусным хитом, и они придумывают игровое шоу с помощью друга Фрэнки, писателя Джейка (Нат Вулф), шаблонного хорошего парня, который явно в неё влюблён, и они подписывают договор с менеджером в исполнении Джейсона Шварцмана, единственного человека в фильме с намёком на чувство юмора. 

После этого Линк становится мессией-революционером типа Говарда Били Питера Финча в «Телесети» и щеголяет в блестящих костюмах, читая проповеди, обличающие жизнь в телефоне: большинство из нас улавливают ироничность этого ещё до того, как другой ютьюбер в исполнении Джонни Ноксвилла любезно на неё указывает. В фильме есть несколько острых ремарок о ютьюбе, например, христианский стилист учит девушек «выглядеть свежими для Иисуса», но большинство выводов о привлекательности соцсетей скучны и опоздали лет на десять. Что вы говорите, люди пытаются выглядеть как знаменитости? И предпочитают делать фотографии, а не жить в реальном мире? Какое невероятное откровение, пожалуй, я удалю свою страницу на MySpace.

Сюжет фильма так же предсказуем, как его темы. Совершенно очевидно, к чему всё идёт, хотя версия зрителя может оказаться более тонкой, чем то, что написали Коппола и Том Стюарт. Их сценарий опирается на идею, что человек может быть интернет-звездой и при этом никто его не узнает и не раскопает его прошлое — даже если это прошлое было на первых страницах газет. Но поймёт ли Фрэнки, что её очевидно ужасный бойфренд ужасен, а очевидно отвратительное шоу отвратительно? Ставьте лайк, и я, может быть, вам расскажу.

Оценка: 2