15 April

Над пропастью не ржи: премьера фильма «Мой год в Нью-Йорке»

Наталья Серебрякова
автор
Наталья Серебрякова

В прокат выходит «Мой год в Нью-Йорке». Это фильм о том, как юная ассистентка, работающая в литературном агентстве, познакомилась с Джеромом Сэлинджером и его поклонниками. Наталья Серебрякова рассказывает о ленте и о том, как картина Филиппа Фалардо отсылает к самому известному произведению автора о Холдене Колфилде. 

Джоанна (Маргарет Куэлли) пишет стихи, приезжает в Нью-Йорк, чтобы найти работу, оставив в Беркли своего парня Карла. Она мечтает об издательской деятельности, но устраивается на немного другую работу — ассистенткой литературного агента Маргарет (Сигурни Уивер). В агентстве свои правила. На дворе 1995 год, начало офисной компьютеризации и моды на электронные письма («Я надеюсь, эта мода скоро пройдёт», — так уморительно комментирует имейлы подруга Джоанны). Однако Маргарет — луддитка и предпочитает работать по старинке — с пишущими машинками и бумажной корреспонденцией. Сразу же на Джоанну сваливается обязанность, от которой бы пришёл в восторг любой новичок в литературных кругах, — работать с письмами от фанатов Джерому Сэлинджеру. Но Джоанна не читала даже «Над пропастью во ржи», и ей как-то от близости с культовым автором ни холодно, ни жарко. Больше её увлекают эти самые письма читателей, рассказывающие о самом сокровенном. Но дело в том, что Сэлинджер не желает слышать об обратной связи и живёт затворником, поэтому письма отправляют в шредер, а Джоанна вынуждена писать всем стандартные отписки. Но однажды она нарушает регламент.

Прошло чуть больше года с того момента, как «Мой год в Нью-Йорке» открыл Берлинале-2020. Режиссёр — квебекский автор Филипп Фалардо, номинант на «Оскар» за картину «Месье Лазар». Фалардо также известен тем, что снял «Ложь во спасение» с Риз Уизерспун об адаптации суданских детей в США, сбежавших от гражданской войны. На этот раз он снял менее социальное кино, но более, если так можно выразиться, ванильное.

Начнём с того, что на главную роль Фалардо взял Маргарет Куэлли — юную красавицу, дочь Энди Макдауэлл, прославившуюся в роли хиппи, пытавшейся соблазнить Брэда Питта в «Однажды в Голливуде». У Куэлли шикарная внешность, она была моделью и балериной (и, наверное, поэтому Фалардо вписал в фильм красивую сцену, где она танцует), многие помнят её также по рекламному ролику Kenzo, элементы хореографии в котором она придумала сама. Куэлли бесконечна мила, а также бесконечно далека от того, чтобы быть настоящей характерной актрисой. Сюжет фильма, конечно же, напоминает, «Дьявол носит Prada». Однако Джоанна лишена каких-либо карьерных амбиций и ни разу не дерзит начальнице. Возможно, замысел Фалардо в том, чтобы его героиня несла иную миссию?


Сценарий написан по мемуарам американской писательницы Джоанны Ракофф, которая в молодости действительно работала в литературном агентстве и общалась с Сэлинджером. Ещё до того, как киношная Джоанна прочитает «Над пропастью во ржи», ей начинает являться призрак Холдена Колфилда. Это обычный симпатичный парень, который разговаривает с ней в трудные минуты. Например, когда Джоанна не может понять, любит ли она своего нового бойфренда Дона, продавца в книжном магазине и автора любительской порнографической прозы. В свою очередь, Джоанна пытается помочь фанатам Джерри (так ласково называют Сэлинджера в агентстве) добрым словом. Похоже, Фалардо выстраивает некую параллельную вселенную, в которой Джоанна и есть Холден Колфилд, запутавшийся подросток, вынужденный заниматься не совсем свои делом. Хорошо, что на том конце телефонного провода есть мистер Джером, который говорит с Джоанной по душам, вселяя в неё уверенность в писательских талантах.

Как и Холден, Джоанна ищет своё место в жизни. Но дело в том, что, если ты хороша собой, мила, добра и знаешь, кто такой Томас Пинчон, успех тебе и так гарантирован, хоть ты и не семи пядей во лбу. То есть буквально как сказал Холден Колфилд: «Я по глупости думал, что она довольно умная. Она ужасно много знала про театры, про пьесы, вообще про всякую литературу. Когда человек начинён такими знаниями, так не скоро сообразишь, глуп он или нет».