11 февраля

Не имя — музыка: Хильдур Гуднадоуттир меняет номинацию «Лучший саундтрек»

Артём Макарский
автор
Артём Макарский

Один из самых бесспорных призов 92-го «Оскара» был вручён в номинации «Лучший саундтрек». Статуэтка досталась исландке Хильдур Гуднадоуттир за музыку к «Джокеру», хотя, возможно, киноакадемики также держали в уме впечатляющую работу виолончелистки и композитора над сериалом «Чернобыль». Как бы там ни было, победа Гуднадоуттир — событие радостное, важное и даже, возможно, способное повлиять на принципы и правила музыкальных номинаций в ведущих кинопремиях мира. На это, по крайней мере, надеется Артём Макарский.

«Дело не в том, что фильм вышел в интернете одновременно с прокатом в Лос-Анджелесе, а в том, что по регламенту он должен был идти в кинотеатре как минимум трижды за день, в то время как его показывали всего дважды в день», — так представительница Киноакадемии прокомментировала новость, что последний саундтрек большого кинокомпозитора Йохана Йоханссона, написанный им к фильму «Мэнди», допущен до «Оскара» не был.

Новости о дисквалификации саундтреков к самым разным фильмам — от авторского кино до блокбастеров — появляются регулярно, но их никто не замечает. В 2008 году Джонни Гринвуда не допустили до «Оскара» из-за того, что в «Нефти», среди прочих, звучала старая пятнадцатиминутная композиция музыканта «Popcorn Superhet Receiver», а также ещё полчаса музыки, не написанной специально для фильма. К 2017 году Гринвуд и Пол Томас Андерсон исправились — и «Призрачная нить» получила номинацию на «Лучший саундтрек», но их обошёл Александр Деспла, для которого это была уже вторая статуэтка и девятая номинация (к 2020 году у него их уже одиннадцать).

В последние пару лет «Оскары» за лучшие саундтреки получают действительно заслуживающие этого композиторы, новаторы, идущие против стандартного подхода к музыке в кино, делающие нетипичное звуковое оформление к фильму. В прошлом году статуэтка ушла к Людвигу Йоранссону с «Чёрной пантерой» — кроме музыки к кино и сериалам он работал (как продюсер) над хип-хопом и R&B, из-за чего ему отлично удалось создать смесь усреднённой музыки народов Африки, хип-хопа, классического саундтрека и даже заимствований из жанра современной африканской электроники гком.

Победительница же этого года Хильдур Гуднадоуттир увидела сценарий «Джокера» за полгода до съёмок — и отталкивалась при создании музыки в первую очередь от своих ощущений героя и тех проблем, которые встают перед ним как в реальности, так и в его внутреннем мире. Музыка Гуднадоуттир отлично контрастирует с музыкой из семидесятых, звучащей в фильме, — подчёркивая угрюмость Готэма и психологическое состояние главного героя. И Йоранссон, и Гуднадоуттир — авторы самых интересных с точки зрения музыки саундтреков среди представленных в номинациях, в которых постоянно мелькают одни и те же лица, их «Оскар» заслужен, но стоит помнить, что до него всё ещё допускают не всех.

Номинация за лучший саундтрек — одна из самых строгих по правилам допуска на «Оскаре». Бóльшая часть музыки должна быть написана специально для фильма, поэтому, например, «Капитан Марвел» с большим количеством хитов из девяностых не мог претендовать на статуэтку (к тому же Marvel просто сделали ставку на «Мстителей: Финал»). Бóльшая часть саундтреков отсеивается из-за несоблюдения правила, по которому несколько композиторов должны работать над музыкой вместе и их вклад должен быть равноценен — например, в своё время номинацию не получили «Тёмный рыцарь» (над которым работали пять человек), «Выживший» (поскольку уже использовал музыку Alva Noto, а Брюс Десснер написал музыку к паре дополнительных сцен) и «К звёздам» (потому что Макс Рихтер и Лорн Балф действовали не сообща). Иногда недопуск может произойти из-за бюрократических проволочек — как было в этом году с «Достать ножи». Иногда так бывает, потому что кто-то забыл про дедлайн — как было в прошлом году с Джоном Уильямсом и его саундтреком к «Хан Соло. Звёздные войны: Истории». Иногда это происходит из-за того, что это не вполне музыка — так «Оскар» обосновал отказ саундтреку к «Молчанию» Мартина Скорсезе, в котором эмбиент и полевые записи соседствовали с хором и классическими инструментами. Иногда это происходит потому, что те, кто работал над созданием музыки с технической точки зрения, получают упоминание в создании музыки в целом (просто чтобы получить деньги за работу) — и тогда это уже не работа одного композитора. Так произошло, например, с «Драйвом».

ЛУЧШИЕ САУНДТРЕКИ 2010-х: СПЕЦПРОЕКТ КИНО ТВ

Это не значит, что до «Оскара» допускаются только представители «старой школы» — стоит вспомнить победу Трента Резнора и Аттикуса Росса с «Социальной сетью», однако по большей части список не только победителей, но и номинантов последних лет — это одни и те же фамилии. Исключением можно считать отличный 2016-й, в котором на «Оскар» претендовали Мика Леви и её неуютный саундтрек к «Джеки» Пабло Ларраина, Николас Бриттелл, использовавший методы южного хип-хопа при написании музыки к «Лунному свету», а также неоклассик Хаушка, на пару с Дастином О’Халорраном записавший композиции для «Льва». Тем не менее все они не могли и мечтать о награде, которую ожидаемо получил Джастин Гурвиц за ностальгический «Ла-Ла Ленд».

«Оскар» в этом году, если отвлечься от триумфа «Паразитов», пытался балансировать между ностальгией в лице приглашённого Эминема с музыкальным номером и современностью, за которую отвечали постоянные монологи о разнообразии, произносимые со сцены вручателями «Оскара». Как и год назад, «Оскар» в этом году вручают в том числе звёзды фильмов, которые показались Академии недостойными «Оскара», но их состав правда довольно разнообразен — чего не скажешь о тех, кто эти награды получает.

Рюичи Сакамото, узнав, что его саундтрек к «Выжившему» — на тот момент многим казалось, что последний в карьере перед заслуженным уходом на покой — дисквалифицировали, прокомментировал это в следующем ключе: «Это было сделано в рамках правил, но, возможно, правила стоит поменять?» Уже далеко не первый год идут разговоры о том, что «Оскар» упрямо пытается ставить во главу угла традиционалистов, которые записываются с оркестром и по нотам и не могут себе позволить цитат из других произведений, — таким образом, маленькая и не самая заметная номинация становится зеркалом самой премии, которая никак не может решиться на изменения. Для «Оскара» всё ещё важна индивидуальность, в актёрских номинациях всё ещё любят давать награду за подвиг, за прыжок выше головы; так же судят и саундтреки. Академики часто упирают на то, что не зря в названии номинации есть слово «оригинальный» — но постоянная номинация Джона Уильямса за «Звёздные войны» (бесспорно, с большими усилиями старающегося придумать новые вариации классического саундтрека) — насмешка над этими заявлениями.

Пока правила не будут изменены, на награду не могут претендовать ни Дэниел Лопатин (мастерски использовавший Гайдна в саундтреке к «Неогранённым драгоценностям»), ни Бобби Крлик, написавший к «Солнцестоянию» музыку, которая напоминает тщательно препарированный саундтрек к какому-то другому фильму, ни Disasterpiece, постоянно работающий с Дэвидом Робертом Митчеллом и в своей работе к «Под Сильвер-Лейк» сознательно цитирующий музыку к старым нуарам. Впрочем, когда-то у Нино Роты отобрали «Оскар», когда выяснили, что он в теме любви к «Крёстному отцу» процитировал сам себя: возможно, оказаться в компании дисквалифицированных от «Оскара» — это не так уж и плохо.