15 декабря

Обзор (к)инопрессы #17: актёры года за одним столом, будущее Marvel и герой недели — Ноа Баумбах

Виктор Непша
автор
Виктор Непша


Все голливудские столы заняты дискуссиями о кино. Кто не дискутирует — составляет итоговые списки. Виктор Непша выбрал главные кинотексты англоязычной прессы за неделю.

Актёрский стол года

Традиционные для конца года мероприятия продолжаются. За круглым столом Hollywood Reporter Том Хэнкс, Роберт Де Ниро, Шайя Лабаф, Джейми Фокс и два Адама, Драйвер и Сэндлер, беседуют о природе комедии и актёрской профессии вообще.

Несмотря на избитый формат, гости сумели обсудить вечные темы нетривиально. Казалось, что в разговоре с коллегами актёры раскрепощаются и дают ответы о своей работе с интересом и увлечённостью, а не просто рутинно-формально. Де Ниро присутствует в качестве почтенного патриарха и спокойно делится опытом. Адам Сэндлер и Шайя Лабаф борются с природными недостатками в игре, компенсируя их старанием и превращением внутренней боли в собственное оружие. Том Хэнкс в репликах остроумен и точен на детали — писательский талант даёт о себе знать. Адам Драйвер сравнивает военного с актёром и находит куда больше совпадений, чем можно представить. А Джейми Фокс отлично разбирает образ комика.

«Фокс: Когда ты начинаешь как комик, всё, что ты говоришь, смешно и уморительно, люди дают тебе такие эмоции. Сложнее становится после покорения этой вершины. Теперь люди хотят [от тебя] целый мир. […] Мы [комики] никогда не должны выглядеть хорошо. Если я начну выглядеть слишком хорошо, я перестану быть смешным».

«Фокс: Помню как Оливер Стоун, когда я впервые прослушивался [на роль в “Каждом воскресенье”], говорил: “Ты ужасен”. И я такой: “Что?” А он: “Просто ***** [свали] отсюда”. Пока я уходил, он сказал: “Джейми Фокс, раб телевидения”».

«Ведущий: Вы смогли найти в психиатрической больнице то, что помогло вам в актёрской игре?
Шайя Лабаф: Да, эмпатию по отношению к своему отцу, который всегда был самым большим злодеем в моей жизни. А если ты можешь сочувствовать самому большому злодею в своей жизни, […] становится легче и свободнее. Думаю, я не был ведом любовью, и моя жизнь изменилась. Когда ты ведом лёгкостью и любовью, можно проще добраться до тяжёлого, понимаешь? […] Злоба и грубость очень легки — остальное кажется сложнее».

«Том Хэнкс: Можно ли быть смешным, если ты рос со встроенным бассейном на заднем дворе? Не думаю. Если ты взрослел с возможностью плавать в любое удобное время, значит, не испытал никаких лишений жизни, которые можно было бы превратить в самоуничижение».

Питт и Хопкинс о вечном

В гостях у Interview Magazine Брэд Питт и Энтони Хопкинс. Здесь беседа проходит более неторопливо, с неизбежной ностальгией: актёры неспешно вспоминают прошлые зависимости, расслабленно делятся откровениями минувшего, рассуждают об ошибках и фатализме (можно не верить в судьбу/случайность, но и там упомянут Оливера Стоуна).

Питт и Хопкинс будто бы плавают от чрезмерной умудрённости к простым и уместным умозаключениям. Местами диалог звучит как дешёвая софистика — просто сцена встречи уважающих друг друга героев для небольшой беседы в перерыве от основного экшна в боевике средней руки. Местами эта дешёвая софистика кажется резонной благодаря испытанию временем и ошибкам прошлого со стороны актёров.
В любом случае разговор всё равно оставляет приятное ощущение: можно на время удалиться от большинства инфоповодов и повесток (хотя о стримингах речь ненадолго зайдёт и здесь) и размеренно читать про двух неидеальных людей, видевших многое.

«Хопкинс: Меня спрашивают об актуальных жизненных ситуациях, а я говорю: “Не знаю, я просто актёр. У меня нет никаких мнений. Актёры довольно глупы. Моё мнение ничего не стоит. Для меня нет противоречий, так что не вовлекайте меня в подобное”.

Питт: То же самое. Мне все равно. Я рад постоянному изменению и развитию — жалобы на это ни к чему хорошему не приведут. Ты работаешь с тем, что есть. Например, поскольку с цифрой делают чудесные вещи, я не жалуюсь, что плёнку используют всё меньше».


Variety об актуальном

Теперь об актуальной повестке. Variety реагируют на шорт-лист «Золотого глобуса»: мало женщин, нет Роберта Де Ниро, зато есть Кит Харрингтон (о, жестокий мир) и на сей раз действительно смешные фильмы в комедийных номинациях.

На том же ресурсе продолжают изощрённо придумывать, как бы ещё подвести итоги года. Вот список худших картин года по мнению постоянных авторов издания. Из более-менее известного досталось «Дамбо», «Стеклу», «Рокетмену» и концовке «Однажды в Голливуде» (именно концовке как отдельному фильму — такой вот радикальный шаг от критика).


Будущее Marvel

Один из самых известных киноагрегаторов собрал все грядущие релизы Marvel в один большой анонс. В ближайшей перспективе нас ждёт Чёрная Вдова: Скарлетт Йоханссон в 2019-м напомнила, как ярко умеет играть, может, и с довольно скучной в последнее время героиней Наташи Романофф получится что-то интересное. В целом студийные боссы собираются угощать аудиторию неторопливо, не перенасыщая после рекордного во многих отношениях «Финала». Из наиболее интригующего: Доктор Стрэндж на территории хоррора, выстраданное продолжение «Человека-паука», ещё один «Тор» от Вайтити и «Стражи галактики 3».

В общем, амбициозные, строго выверенные планы с причудливым сочетанием паразитизма и готовности к экспериментам. Остановит будущее десятилетие компанию «Дисней» или подарит ей ещё больше могущества? Узнаем в следующих сериях.

Костюмы года

Vanity Fair — о менее популярных, но не менее зрелищных номинациях.

Пока многие увлечены основными номинациями, Vanity Fair подготовили текст о лучших кинокостюмах 2019-го. Среди претендентов: оранжевый дьяволёнок из «Рокетмена», элегантно-китчевый наряд Скарлетт Йоханссон в «Кролике Джоджо», ретро из 60-х для «Однажды в Голливуде» и из 70-х для «Меня зовут Долемайт».

Материалу не хватает некоторой детальности — впрочем, расписывать подробно тексты на подобные темы достаточно рискованно. Кажется, костюмные номинации в восприятии аудитории остаются приятным, но всё же дополнением к более «весомым» категориям в наградный сезон. Тем не менее материал стоит почитать хотя бы для того, чтобы узнать о безумных цветовых сочетаниях Руди Рэя Мура (Эдди Мёрфи в фильме не отстаёт), платке-отсылке из последней работы Тарантино и происхождении сердцедьявольского костюма Тэрона Эджертона.

Баумбах — о нейтралитете и разводах

Guardian поговорили с Ноа Баумбахом. Преимущественно, конечно, речь о последней работе, но неизбежно была затронута тема разводов и её роль в творчестве режиссёра. Журналистка периодически норовит преувеличить и гиперболизировать позицию Баумбаха, но тот сдержанно ограничивает эти порывы. Режиссёр создаёт впечатление одновременно спокойного, уставшего и счастливого человека. Он не идёт на поводу у собеседницы, но в довольно интровертной манере у него получается сказать всё, что нужно, по поводу отношения к своему творчеству в целом и последнему фильму в частности.

Бонусом прилагаются истории знакомства Баумбаха с Уэсом Андерсоном. Самой неудивительной частью кажется то, что при первой встрече у них оказались одинаковые записные книжки в карманах.

«[“Брачная история”] демонстрирует, что становиться на чью-то сторону глупо. Когда фильм начинается, мы с [главной героиней] в Лос-Анджелесе, где она выросла, с мамой и сестрой. Она рассказывает свою историю. Затем появляется [главный герой], и мы следуем за ним. Мне кажется, задача последней части [“Брачной истории”] была в том, чтобы сказать: это всё правда, и ничего из этого не является правдой. Просто люди, пытающиеся сделать как лучше. У неё — история движения, восстановления, обретения собственного голоса. У него — история разрушения. Своего рода смена ролей, поскольку он режиссёр, а она актриса».

Списки

— 100 ожидаемых фильмов 2020-го от The Playlist
— Лучшие сцены в кино 2010-х от IndieWire
— Подборка шоу к просмотру на случай, если соскучились по «Тайнам Смолвилля» от Screenrant
— 10 неожиданных камео в кино оттуда же
— 55 лучших классических рождественских фильмов от Rotten Tomatoes (там есть «Один дома»)
— 20 рождественских картин, которые на Rotten Tomatoes любят, несмотря на плохой рейтинг (там есть «Один дома-2»)