23 февраля

Обзор (к)инопрессы #26: Абель Феррара, Зои Кравиц и похмельный Тайка Вайтити

Виктор Непша
автор
Виктор Непша

Секрет бодрости Тайки Вайтити, беседа с Абелем Феррарой, любовная история Селин Сьямма и Адель Энель, кое-что о Зои Кравиц, новые подробности о первом визите Хичкока в Голливуд, отсылки к Батаю у Акио Дзиссодзи и, конечно, ваши любимые списки (статистика смертности на экране, например) — Виктор Непша вновь штурмует сайты англоязычных изданий, чтобы выбрать самые примечательные материалы о кино за неделю.


«Оскар»: продолжение

«Оскары» отгремели, но призёров продолжают мучать: Variety встретился с похмельным Тайкой Вайтити, чтобы обсудить статус и будущее в Голливуде, радость за Пон Джун Хо, «Звёздные войны» и отложенный ремейк Акиры. На дистанции режиссёр держится явно бодрее, чем, например, измученный журналистами Баумбах. Вайтити всё нипочём, пока есть возможность поспать днём, — главный секрет его выносливости на наградной дистанции (новый фильм он тоже каким-то образом успевает делать).

« — Воображаемого друга-Гитлера нет в книге [первоисточнике “Кролика Джоджо”]. Почему он так важен для сюжета?

— Я просто решил взять эту историю и добавить немного тайкизмов. Как я могу показать ребёнка с двумя конфликтующими сторонами совести? Не хочу снимать его в стиле большинства режиссёров — гуляющим по пшеничным полям. Возможно, есть более элегантный способ показать, как его совесть пробуждается».

Разговор с Абелем Феррарой

Понемногу можно вспоминать и о том, что есть в мире кино новости помимо наград и фигуры для интервью помимо номинантов/лауреатов. Вот к Filmmaker пришёл Абель Феррара (не так давно он общался и с Кино ТВ). Разговор, как часто бывает в издании, слабо привязан к инфоповодам, что пошло ему на пользу: собеседники имеют возможность спокойно обсудить манеру работы режиссёра (и не только в связи с последними фильмами), авторскую дисциплину, просмотр собственных картин и необходимость выживать. 68-летний Феррара со всеми его ругательствами, сленгом и прочими «bro» придаёт фирменным пространным беседам Filmmaker’а нужную нотку остроты. И, конечно, без хаотично-безумных историй не обошлось.

«Слушай, помню, меня нанимали, чтобы сделать ремейк “Телохранителя” [Акиры Куросавы] <…>. Думаю, они хотели снять “Телохранителя” в гетто Нью-Йорка с Лоуренсом Фишберном. В любом случае, я получил 40 000 долларов <…> и написал его. И что, это один из любимых фильмов Мартина Скорсезе? Определенно один из, знаешь ли, бесспорно самых ох***нных фильмов. Ты знаешь, что Куросава один из моих любимых режиссёров? Я просто написал именно то, что было сказано в каждом кадре. Очень чётко. Так, в одной сцене, где в диалогах говорится “саке”, я поставил “Budweiser”. Я модернизировал его до гетто, это было легко, заняло полтора дня. <…> Фильм собирались назвать “Crack City Terminator”. И когда сценарий вернулся назад, он был величиной в 28 страниц. Окей? Настоящая закадровая подстрочная версия одной из самых великих картин представляла собой 30-страничный сценарий. Это не выходит у меня из головы».

«Любовная история» Селин Сьямма и Адель Энель

Vulture публикуют разговор создателей одной из самых ярких любовных киноисторий прошлого года — «Портрета девушки в огне». Селин Сьямма, Адель Энель и Ноэми Мерлан формально рассказывают о фильме и приёме в Каннах. Но более интересным, чем довольно среднестатистическое смысловое содержание интервью, кажется взаимодействие между гостями (особенно между Сьямма и Энель, которые были парой). Доставляет определенную радость воспринимать, даже в формате текста, как собеседницы заканчивают фразы друг за другом и находят взаимопонимание в не самых очевидных темах. И ощущать настолько высок уровень доверия, понимания и открытости между людьми, которые могли бы просто оказаться очередной съёмочной группой, суховато отчитавшейся о сделанном.

«— Говоря о сотрудничестве, вы [Сьямма и Энель] работали вместе около 15 лет.

Селин Сьямма: Двенадцать. Мы старые люди.

— Как эта динамика подпитывала фильм?

Селин Сьямма: Для нас все было похоже на многолетнюю беседу. Теперь речь не о проведении такой беседы между нами, а о расширении и возможности вести ее с другими.

Адель Энель: Если [эта динамика] что-то и привносит, то нашу взаимную автономию. Мы полагаемся друг на друга. Я доверяю тому, что делает она, она доверяет тому, что делаю я.

— Даже сидя здесь, вы двое словно говорите на одном языке. Много общаетесь глазами. Вам так не кажется? Или тебе, Ноэми?

Селин Сьямма: Мы делимся некоторыми вещами.

Адель Энель: Да [смеётся]».

Профайл Зои Кравиц

The New York Times подготовили профайл Зои Кравиц. Актриса, по мнению издания, была обречена стать звездой, а новые роли («High Fidelity» и «Бэтмен») должны лишь это подчеркнуть. Видимо, именно статус заочной звезды позволяет Кравиц вспоминать ошибки молодости в 31. Текст скорее оставляет ощущение аванса: вот предвкушения от сериала «High Fidelity», вот об отказе от съемок у Нолана (не в роли Женщины-кошки), вот о разнообразии ролей для небелых актеров и переезде к отцу в 11. Хлёстких баек пока ждать не приходится — недостаточно материала. Потому случай интересен скорее тем, как можно без упора на эксклюзив попытаться выстроить профайл о ком-то, чью славу и талант автору нужно доказывать, а не констатировать. Насколько получилось успешно — судить читателю.

«По какой-то причине, — говорит она [Кравиц], — “High Fidelity” был одним из немногих фрагментов искусства, частью которого были мои родители и который я была способна отделить от них. Это странно, ведь смотреть на поцелуй твоей мамы и Джона Кьюсака или что-то подобное может быть действительно некомфортно. Но [“High Fidelity”] я полюбила, [много] смотрела и могу цитировать».

<…>
«Она безумная артистка, — сказала Шейлин Вудли в телефонном интервью. — Зои постоянно смотрит на мир вокруг неё, думая: “Как я, уходя, могу сделать это место лучше [чем оно было], когда я сюда попала? Как я могу продолжать использовать свои таланты и дарования певицы, писательницы, актрисы так, чтобы было значимо и эффективно для будущих поколений, и получать от этого удовольствие?”»

Альфред Хичкок в Голливуде

Британский институт кино покопался в газетных архивах и обнаружил достаточно материала, чтобы рассказать новые подробности о первом визите Альфреда Хичкока в Голливуд. Нереализованная экранизация «Титаника» с Кларком Гейблом (в итоге пришлось ограничиться «Спасательной шлюпкой», надоедливый брат-агент Дэвида Селзника, милые семейные фото и невозможность погулять от души — хорошее кинотуристическое чтиво вечером.

«В 1935-м [Хичкок] говорил [журналистке]:“Ты просто не можешь сделать картину, если не видел место”. В этом смысле Хичкок никогда на самом деле не видел Лос-Анджелес. “Не могу сказать, смогу ли продолжать бродить там, когда вернусь снимать фильм в следующем году”, — писал он в 1938-м. Образно говоря, он оставался внутри машины следующие 40 лет, едва ли выводя съемки за пределы студий».

Буддийская трилогия

На Mubi — разбор «буддийской трилогии» Акио Дзиссодзи «Бренность», «Мандала» и «Поэма». Актуальное для Японии противостояние архаичного и современного, близость стилистике пинку (местного очень отдалённого подобия эксплуатейшна), сопоставление мужского и женского, сексуального и религиозного — такое специфическое единство даёт возможность взглянуть на менее каноничный вариант японского кино 1960–70-х. И тогда взгляд Дзиссодзи, по мнению автора, может оказаться важнее более европеизированного иконостаса из Тэраямы, Ёсиды, Осимы или Обаяси.

«Фильмы “буддийской трилогии” отсылают к “эротике” [Жоржа] Батая прямо и косвенно. В ней говорится, что существование двух как одного прерывисто из-за смерти — смертность одного человека не является смертностью другого. И [в то же время существование] непрерывно из-за полового размножения — генетический материал двух существ образует одно <…>. Таким образом, секс для удовольствия, а не для размножения — это борьба за чувство непрерывности, и именно из подобной идеи возникают символические ассоциации между сексом и смертностью».

Списки

— Не переключаясь до конца с Батая — статистика по смертности в кино. Чтобы просмотреть, в каком году погибло больше всего персонажей и кто из актёров действительно чаще других умирает на экране (да, не Шон Бин), придется воспользоваться VPN.

20 классических современных южнокорейских картин.
— Лучшие шоу на Netflix для просмотра сейчас по версии Rotten Tomatoes.
20 фильмов, которые можно посмотреть, если вам понравился «Клуб “Завтрак”».
— И, наконец, главный список недели — топ подбородков Бэтмена. Есть даже Паттинсон.