25 January

«Охотник на монстров» Пола Андерсона: «Смертельная битва» в «Обители зла» 

Антон Фомочкин
автор
Антон Фомочкин

28 января в российский прокат выйдет новая лента Пола У. С. Андерсона, режиссёра, подарившего нам «Смертельную битву», «Обитель зла» и в довесок фильм «Чужой против Хищника», за который его вроде как всё же простили. Антон Фомочкин рассказывает о том, как Андерсон любуется размахивающей мечами Йовович, постигает дзен и снимаем руководство по прохождению видеоигры. Новому игроку приготовиться. 

Военный отряд «Тёмная звезда» (подразделение ООН) разыскивает своих коллег, группу под кодовым именем «Браво». Вооружённые солдаты бесследно пропали, поблизости на расстоянии сотен километров нет ни обломков, ни тел, только мятая жестяная банка колы. Сгинули в буре, если верить последнему сеансу связи. Лейтенант Артемис (Милла Йовович), ласково подтрунивая над своими подопечными, контроль над ситуацией не теряет, впрочем, последние слова командира «Браво» «На нас что-то напало, нужно подкрепление» доверия не внушают. След кончается там, где появляются одинокие многолетние столбы с отметками-рунами, дальше — стена из пыли и туч, раскаты грома, разряды молний. 

Оторвавшись от земли, две экипированные машины взлетают в воздух и приземляются в пустыне. Немного освоившись на новом месте, ряды «Тёмной звезды» начинают с завидным постоянством редеть. Сначала из дюн вырывается рогатый монстр: каменный панцирь, размером с Годзиллу, быстроходный и целеустремлённый. Затем в пещерах устроивших вынужденный привал поджидают ядовитые крабообразные существа. Осознав, что «Браво» не добрался и до этого рубежа, Артемис ничего не остаётся, кроме как выживать, помочь в этом непростом деле должен единственный вооружённый мечами и стрелами местный скиталец с человеческим лицом (Тони Джа). Они говорят на разных языках, но есть вещи, понятные на диалектах любых миров: сила духа, всепоглощающая ярость и любовь к шоколаду. 

На первых двадцати минутах Андерсон разыгрывает бесстыдный анекдот про десяток вояк в беде. Для боевого настроя они распевают походные песни. Поглаживают фотографии/атрибуты дома, трепетно хранимые у сердца, предполагая, что любой заезд в стан неприятеля может быть последним. После самоотверженно выполняют роль пушечного мяса. Кого проткнёт рог чудовища, кого раздавят, самая незавидная судьба — мелкие отпрыски крабообразных, копошащиеся в брюшной полости. 

«В пустыне никто не услышит твой крик», да и только. Это не дружелюбный оммаж — дело принципа: нарыв, наболевшее, личное. Если тебя готовы были распнуть за «Чужой против Хищника», пересними его вновь, уложившись в тридцать минут. Новая жизнь, уровень, опыт. Андерсону пятьдесят пять, возраст и возможности только распаляют внутренний азарт. Всё тот же мальчишка, который некогда перенёс на большие экраны каноническое «Фаталити» и прочие радости «Мортал комбат». В случае последнего хватило и одного раза, жетоны не кончились, просто надоело. 

Андерсон воспринимает адаптацию видеоигры как её прохождение. Порой неуклюже, но неизбежно бесстрашно: думать некогда, беги, пригнись, ударь, спасайся, нападай. Пусть ты и достопочтенный голливудский режиссёр, оставаться британским панком времён «Шоппинга» никто не запретит. Смелость Андерсона в том, чтобы раз за разом забывать про правила, хороший тон и прочие жанровые атавизмы. «Охотник на монстров» — то, как в наши дни делают в Голливуде совсем изредка. В цене блокбастер неглупый, по принципу казаться, а не быть. Здесь скрещённые мечи питает энергия солнца (разблокированная ачивка), в рожу демону бросают гранату, выкрикивая «Жри, тварь» и миролюбиво говорят «Я тебе не враг» после пяти минут ожесточённого боя подручными предметами. 

Взявшись за практически бессюжетный квест, режиссёр постигает дзен. Это тот лимб, который постановщик пытался построить в «Обители зла», но давила конкретика — драматургические обязательства перед предыдущими частями, мифология франшизы. Андерсону не стыдно выставить себя глупцом. Его, кажется, не заботит, что о нём думают. Он не рассказчик, он проецирует сценки-квесты, убей того, принеси то, забери это, исходя из собственного понимания прекрасного. Застывший в воздухе воин, несущийся на дракона, — красиво. Милла Йовович ползёт по шахтам, пока её за ногу пытаются ухватить ядовитые крабы — дух захватывает. Любые претензии в дурновкусии и драматургической безалаберности бессильны перед рвением Андерсона нестись вперёд не оглядываясь. Ничего кроме Йовович, танцующей с мечами и разрезающей монстров, он не видит. Зато счастлив.