8 сентября

Почему фильмы из России не попали на Венецианский фестиваль

Кино ТВ
Кино ТВ
автор
Кино ТВ

Альберто Барбера родился на севере Италии в городе Бьелла. В Турине получил диплом специалиста по современной литературе и истории кинематографа. В 70-х и 80-х возглавлял итальянскую ассоциацию любителей авторского кино. С 2011 года Альберто Барбера директор старейшего на планете Венецианского фестиваля. Сегодня он рассказал «Кино ТВ» как выбирает для него фильмы и почему в этом году российское кино оказалось не у дел.

—На пресс-конференции перед фестивалем вы сказали, что было всего два фильма, которые вы пытались заполучить, но безуспешно. Мы знаем, что первый это «Бегущий по лезвию 2049». Его продюсеры боялись любых утечек до старта проката. Кто стал вторым?

—Это фильм, который мне очень понравился. Его оригинальное название «Hostiles», режиссер Скотт Купер, он был в Венеции три года назад. Чудесное кино, классический вестерн, но в современной реальности с Кристианом Бейлом в главной роли. Потрясающий перфоманс. Создали фильма хотели приехать в Венецию, но не смогли. Они еще находятся в поисках дистрибьютора, а без этого нет показов. И я правда жалею о том, что этого фильма нет в программе.

—Я не уверен, что все наши зрители понимают механику фестивального отбора. Расскажите, как это происходит? Вы сами ездите по съемочным площадкам? На вас работает миллион гномов, которые все это смотрят? Невозможно ведь выбирать только среди готовых картин.

—Я и правда много работаю, весь год. Езжу в Гонконг, Лос-Анджелес, на все главные кино-рынки. Это возможность встретиться со всеми ведущими производителями. Конечно,  не пропускаю Канны и Берлин. У каждого фильма есть продюсеры и они дают о себе знать, поверьте. У нас есть скауты и мы получаем огромное количество заявок. В этом году около 2000 полнометражных и 1700 короткометражных лент. Их просто надо смотреть.

—Бывает ли такое, что спустя несколько месяцев вы думаете «Как я мог такой фильм пропустить?»

—Конечно. Поймите, нам нужно отсмотреть так много картин и сразу принять решение. Если мы говорим «нет», она едет на другой фестиваль. Иногда наоборот: мы высказываем свое желание, а продюсер не готов сразу согласиться. Но по большому счету, это всегда моментальное решение. Оно не всегда будет верным, здесь может помочь только опыт.

—Что для вас важнее: хорошее кино без прокатных перспектив, или лента полная звезд, которая взорвет красную дорожку?

—Нет-нет, я никогда не беру фильмы только из-за звезд в главных ролях. Качество картины превыше всего. Мы счастливчики, потому что можем позволить себе отличные ленты с отличными артистами, но это не главное. Я люблю, когда все факторы сочетаются. Большие имена, крупные студии и неизвестные авторы с независимых студий. Местные фильмы и из совсем далеких стран. Экспериментальное кино, документалистика, анимация. Фестивали для этого и нужны — чтобы показывать разнообразие.

—К сожалению, в этом году на фестивале нет русских фильмов. В чем была их главная проблема? Мне кажется, что это был очень успешный год для российского кино и я сам видел много отличных картин.

—Мы много смотрели, правда, много. И было достаточно сильных работ. На мой взгляд, проблема русского кино – тех фильмов, что мы смотрели – в том, что при чудесных режиссерах и продюсерских возможностях они слишком академичны. С современной точки зрения они не удовлетворяют запросу международного сообщества. Но бывает по-разному. Сезона на сезон не приходится. Я уверен, что российские фильмы скоро вернутся в Венецию.