24 September

Премьера хоррора «Гнездо»: ужас перелётных птиц

Максим Ершов
автор
Максим Ершов

Второй фильм молодого канадца Шона Дуркина, как и его прославленный дебют «Марта, Марси Мэй, Марлен», был впервые показан на фестивале «Сандэнс». 24 сентября картина «Гнездо» выходит в российский прокат. Максим Ершов рассказывает, как за семейной психологической драмой скрывается бытовой хоррор об ужасе осознания собственной ничтожности.

Английский трейдер Рори О’Хара (Джуд Лоу) ошарашивает свою американскую жену Элисон (Кэрри Кун) желанием сменить декорации Нью-Йорка на лондонские. В Великобритании сейчас открываются новые возможности, местная экономика на подъёме, к тому же торговца ценными бумагами готов взять на ответственную должность его бывший начальник Артур Дэвис (безразмерный Майкл Калкин, отметающий любые замечания оппонентов одним только своим внушительным двойным подбородком). Опыт работы на международных рынках Рори придётся ко двору в Туманном Альбионе. Элисон подобная затея не вдохновляет: этот переезд станет для семьи уже четвёртым за последние десять лет.

Сколько можно менять место жительства? Мать работает с любимыми лошадьми и обучает умению общаться с этими благородными животными других, её дочь-подросток Саманта (Уна Рош) занимается гимнастикой, а общий десятилетний сын пары Бен (Чарли Шотуэлл) не горит желанием расставаться со школьными друзьями. Отец всех срывает с насиженных мест, чтобы перелететь через океан. Все уже привыкли, что решения в доме принимает он один, возражения не принимаются.

Рори арендует на год огромное поместье в графстве Суррей, что к югу от Лондона. Четырём людям такую громадину не обжить никогда в жизни, но главе семейства важно пустить всем пыль в глаза. Жене он покупает коня и шубу, а сына отдаёт в лучшую частную школу. На работе вот-вот должен случиться прорыв, трейдер верит, что в его карманы потекут миллионы. Но впереди семью ждут одни только разочарования.

После успешного дебюта «Марта, Марси Мэй, Марлен», награждённого как на «Сандэнсе», так и в Каннах и рассказывавшего о пытающейся вернуться к нормальной жизни девушке, которая несколько лет прожила в секте и попала под влияние её харизматичного лидера, Шон Дуркин не снимал полнометражных фильмов девять лет. Все эти годы он продюсировал тревожные и неуютные картины под стать собственной первой ленте. Среди них ранние труды Антонио Кампоса, Джоша Монда и Николаса Пеша. В октябре в российский прокат выйдет ещё один продюсерский проект Дуркина — дебютный хоррор Дэйва Франко «Кто не спрятался».

Канадский режиссёр никуда не торопился со своим вторым фильмом и не прогадал. «Гнездо» выстроено и оформлено совершенно мастерски. Картина лишь подтверждает факт становления большого автора независимого кино со своим узнаваемым стилем.

С первых же минут картина Дуркина изобилует серыми, а порой и тёмными тонами. Солнце проникает в кадр крайне редко, а потому никакого хеппи-энда ждать не приходится. Для съёмок фильма Дуркин пригласил венгерского оператора Матьяша Эрдея, снимавшего для Ласло Немеша концептуальные и выверенные до мельчайших деталей «Сына Саула» и «Закат». Эрдей великолепно умеет наполнять кадр холодной отстранённостью как на общих планах пугающего особняка, так и в интимных внутрисемейных сценах. С течением времени герои всё больше отдаляются друг от друга, тёмные тона не покидают экрана, а отец, ставший виновником всех бед, всё чаще оказывается то в бездонном дверном проёме, то в той части кадра, куда не проникают полоски света.

Не только операторская работа настраивает аудиторию на хоррор. Сама сюжетная основа подталкивает к такой мысли: переезд на новое место, старинный и переживающий не лучшие времена дом, разговоры на повышенных тонах. Вот только в английском поместье призраки не живут, гораздо страшнее быт и тотальное отсутствие коммуникации. Пусть даже никто не возьмёт в руки топор и не начнёт с безумными глазами преследовать близких.

Рори уже давно живёт в своём собственном мире, в плену фантазий. Он мечтает стать миллионером, цена вопроса и нужды родных его не интересуют. В то же время в глубине души он прекрасно осознаёт собственную ничтожность, которую безуспешно пытается спрятать за характерными символами роскошной жизни. Новый Гэтсби уже не способен никого одурачить. Его ложь не имеет границ: он обманывает начальника, рядовых коллег, жену и даже родную мать, которую не видел несколько лет. В короткой, но ёмкой сцене он рассказывает ей о появившемся на свет внуке и шикарной жене-американке, благополучно опуская существование её дочери от другого мужчины. У Рори наготове даже снимок счастливого семейства, на котором нет Саманты. Такова вся его жизнь: какие-то детали он не упоминает, уговаривает себя о них забыть, а другие моменты раздувает до космических масштабов. Счастлив суетливый и жадный до богатства брокер только в мире иллюзий.

Джуд Лоу и Кэрри Кун великолепны в предложенных трагических обстоятельствах. Каждый по-своему показывает расползающуюся трещину в отражении зеркала их судьбы. Молодость уже прошла, настало время прощаться с последними невозможными мечтами.

На экране 80-е годы. В самом начале фильма фоном звучат телевизионные новости, произносят фамилию президента Рейгана. Дуркин и сам в детстве несколько раз переезжал из Европы в Новый Свет и обратно, поэтому он на себе смог испытать обманчивый блеск американской мечты, навсегда испортившей жизнь всего семейства О’Хара.

Канадский режиссёр медленно, но умело нагнетает напряжение. Драматургия «Гнезда» не подразумевает резких всплесков. Дуркин тонко работает с ритмом картины, собирая из мелких деталей изображение тотального краха надежд. Почему-то жена прячет от мужа деньги в особой шкатулочке. Супруг не рассказывает второй половине о состоянии общего банковского счёта. Сын становится жертвой буллинга. Постепенно волна экзистенциального ужаса и беспомощности перед неизбежными разочарованиями накрывает всех: кого-то раньше, кого-то чуть позже.

«Гнездо» пугает обыденностью показанной истории. Неспешный ритм позволяет спокойно поставить себя на место любого из героев фильма. Трудно даже сказать, кому приходится тяжелее. Может быть, все мы жертвы фатального разрыва между реальностью и придуманной жизнью? Тогда остаётся только подготовиться, чтобы падение было не столь болезненным, как у талантливого, говорливого и пустого персонажа в исполнении Джуда Лоу.