22 September

Пятёрка фильмов с фестиваля в Торонто: пьянка с Миккельсеном, первая любовь, индейцы и локдаун 

Ксения Ильина
автор
Ксения Ильина

Закончился фестиваль в Торонто. На просторах интернета можно встретить комментарии критиков о том, каким (оправданно) «унылым» получился смотр в этом году. Но Ксения Ильина выбрала пятёрку фаворитов, о которых, по её мнению, важно знать. 

«Весеннее цветение» («Seize printemps»), реж. Сюзанн Линдон, Франция, 2020

Трогательный французский ромком, у которого мог бы случиться отличный фестивальный маршрут из Канн в Торонто, если бы Канны, конечно, состоялись. Впрочем, это не мешает создателям картины гордо ставить в начальных титрах фильма драгоценную пальмовую ветвь. Фильм сняла и сыграла в нём главную роль молодая француженка Сюзанн Линдон. Она начала писать сценарий фильма в возрасте 15 лет. Согласно сюжету, главной героине 16, и ей очень скучно со своими недалёкими одноклассницами. Каждый день по пути в школу она проходит мимо театра, рядом с которым в кофейне видит одного и того же актёра сильно старше неё. Сюзанн влюблена, Рафаэль отвечает взаимностью, за распитием лимонада с гренадином расцветает первое чувство, а в объятиях всё понимающей мамы льются любовные слёзы. Но первое расставание — это совсем не так грустно, считает Линдон. В какой-то момент Сюзанн понимает, что теряет свою юность со взрослым Рафаэлем, и решает идти дальше. Эта местами по-хорошему наивная, но очень честная и искренняя картина столь юной дебютантки (сейчас Линдон всего 20 лет) вряд ли оставит зрителя равнодушным.

«Ещё по одной» («Druk»), реж. Томас Винтерберг, Дания, 2020

Ещё один фильм с гордой каннской ветвью. Как всегда жёсткая драма с элементами чёрной комедии от одного из родоначальников «Догмы 95», режиссёра «Охоты» Томаса Винтерберга. В этот раз любимец Винтерберга актёр Мадс Миккельсен решает проверить теорию норвежского исследователя, согласно которой человек рождается с небольшим количеством алкоголя в крови. Чтобы поддерживать существование в социуме на достойном уровне, нужно всегда сохранять в крови необходимую цифру промилле. А если к тому же жизнь стала одной сплошной жуткой рутиной, в которой учителя истории Мартина, героя Миккельсена, не воспринимают всерьёз ни ученики, ни даже жена, то сам бог велел вливать в себя понемногу каждый час в течение рабочего дня. Первые результаты не заставят себя ждать: ученики снова в восторге от Мартина, который с энтузиазмом рассказывает им о выпивохе Черчилле, за рюмкой принимавшем гениальные решения. Однако последствия невинных возлияний в научных целях придут намного скорее, чем полагали Мартин и его коллеги-энтузиасты.

«Неудобный индеец» («Inconvenient Indian»), реж. Мишель Латимер, Канада, 2020 

Документальный фильм Мишель Латимер основан на отмеченной многими наградами книге Томаса Кинга, вышедшей в 2012 году. В ней автор исследует непрекращающуюся колонизацию Северной Америки и те проблемы, с которыми сталкивается коренное население Канады. История индейского племени была стёрта с лица земли, а традиции, язык и религия систематически принижались представителями государственных учреждений. История рассказана голосом самого Кинга, борца за права коренных народов Северной Америки. Его же мы видим в кинозале смотрящим классические вестерны, где ковбои борются с индейцами, своими главными врагами. У Латимер получилось кино, завораживающее своими героями, их рассказами и пейзажами, когда-то всецело принадлежащими коренным народам; кино, полное гордости за свой народ. Герои Латимер — это охотник на тюленей, художница, которая наносит на своё лицо традиционные племенные татуировки, женщина, которая ждёт ребёнка и напитывается энергией у горного водопада. «Вы всегда должны быть осторожны с тем, какие истории вы рассказываете и какие истории рассказывают вам», — говорит Кинг. И с этим невозможно спорить. В этой любовной кинопоэме говорят те герои, которых десятилетиями лишали голоса.

«Ночное» («Notturno»), реж. Джанфранко Рози, Италия, Франция, 2020 

«Ночное» — это монументальный документальный проект автора «Моря в огне» итальянца Джанфранко Рози, обладателя главных призов фестивалей в Венеции и Берлине. «Ночное» снималось Рози в течение трёх лет на территории Ирака, Сирии, Курдистана и Ливана. Это регионы невероятной красоты с такими же невероятными жестокостью и бесправием, процветающими среди местного населения. Но даже там каждый день начинается новая жизнь, которая раз за разом возрождается из темноты при первых лучах солнца. Рози интересуют те, кто остаётся на обочине этого жестокого мира. В психиатрической лечебнице пациенты ставят спектакль об оккупации родной земли. Юноша Али становится гидом для приезжающих охотников, чтобы прокормить семью из семи детей, в которой он — старший сын. Дети, спасённые из лагерей террористов, в качестве терапии рисуют портреты страшных «человечков», которые издевались над ними и их близкими. А за кадром идёт бесконечная война, и Рози становится её безмолвным свидетелем, не выносящим никаких суждений.

«76 дней» («76 Days»), реж. Хао У, США, 2020

Ещё одна важная документальная картина, премьера которой состоялась в Торонто. Китайская режиссёрка Хао У от первого лица рассказывает о том, что творилось в дни локдауна в Ухани, начавшегося 23 января 2020 года. Фильм напоминает жутковатый сай-фай с многообещающим сюжетом: люди в защитных костюмах, белизна госпитальных стен, бесконечное количество больных, пытающихся прорваться сквозь закрытые двери. У Хао У был доступ к эксклюзивным материалам из больниц: её коллеги, пожелавшие остаться анонимными, — это репортёры, освещавшие сложившуюся в Ухани экстремальную ситуацию. Раньше Хао У не бралась за сюжеты, кажущиеся ей предельно «новостными». Но ситуация, в которой она оказалась, не успев попрощаться со своими родственниками, умершими в Китае, озлобила её и поменяла подход к выбору тем. Хао У вместе с коллегами проводила съёмки в Китае и Америке. Страны менялись, а ситуация оставалась прежней: ложь правительства о том, что происходит на самом деле, сокрытие или фальсификация фактов. Этот фильм показывает, как беды и опасность могут проявить в человеке самые худшие из его черт. Но даже в самый тёмный час надежда не исчезает окончательно, а доброта и милосердие способны осветить коридоры больниц.