9 March

Редакция Cahiers du cinéma уволилась в полном составе. Что произошло?

Зинаида Пронченко
автор
Зинаида Пронченко

Жёлтый — самый бунтарский цвет. Журналисты «жёлтых тетрадей», самого знаменитого в мире журнала о кино Cahiers du cinéma, для которого в разное время писали Жан-Люк Годар, Жан Кокто, Франсуа Трюффо и Робер Брессон, уволились в полном составе после прихода новых владельцев. Что именно произошло и какие уроки из этого можем извлечь мы здесь, в России, рассказывает Зинаида Пронченко.

Кадр из фильма «На последнем дыхании», реж. Ж-Л. Годар

27 февраля редакция журнала Cahiers du cinéma в полном составе (семь штатных сотрудников плюс солидарность выразили ещё восемь авторов на фрилансе) объявила, что покидает издание в знак протеста против политики новых владельцев, пожелавших, чтобы легендарные «жёлтые тетради» стали более «дружелюбным» и «шикарным».

Об истории и значении журнала Cahiers du cinéma Зинаида писала здесь >>

Основанный в 1951 году Андре Базеном «Кайе» (не будем нагонять пафосу и поминать всуе Ромера, Годара и Трюффо, бичевавших папино кино на страницах «Кайе») последние 11 лет принадлежал бывшему владельцу издательского дома Phaidon Ришару Шлагману, он приобрёл журнал в 2009-м у газеты Le Monde. Кстати, именно с решением Шлагмана приостановить пару лет назад издательскую деятельность «Кайе» — киноведческие труды классиков и современников — связан финансовый кризис, приведший к продаже. Книжный бизнес долгое время являлся основным источником дохода, однако с 2017-го «Кайе» регулярно испытывал дефицит, не катастрофический, порядка 150 000 евро в год при обороте в 1,3 миллиона, но всё же, вместе с тем в 2019-м розничные продажи журнала выросли на 4%.

Лучшие фильмы десятилетия по версии Cahiers du cinéma

Шлагман довольно долго искал покупателей, оферта была публичной, но, как отмечает главный редактор Стефан Делорм, не получила никаких откликов или, например, краудфандинговой поддержки в соцсетях. Синефил пошёл не тот, да и левацкая повестка издания, на протяжении двух лет активно писавшего о жёлтых жилетах и предательской деятельности Макрона (Делорм выступал с передовицами и в Libération) оттолкнула значительное количество давних читателей. Как известно, насилие со стороны жёлтых жилетов в адрес полиции и бизнеса общественность осудила. На дворе не май 1968-го, за свободу, равенство и братство никто не хочет платить, кроме страховых компаний.

В итоге в конце января группа из 20 человек, крупных предпринимателей — Ксавье Ниль, Марк Симончини, Алан Вайль, восемь кинопродюсеров (среди них Паскаль Кошетё из Why not production — «Моё сердце биться перестало» и «Дипан» Жака Одийяра, а также Туфик Айяди — «Отверженные»), под предводительством Грегуара Чертока, топ-менеджера банка Ротшильд, выкупили у Шлагмана права на самый, пожалуй, легендарный бренд французской культурной журналистики. Тут стоит отметить, что Ксавье Нилю (Free) принадлежат 63% акций Le Monde, а Алану Вайлю (Altice France) — Libération, два основных «глашатая» левой прессы во Франции. То есть капитал окончательно апроприировал либеральные ценности. Приобретение «Кайе» в этом тревожном контексте стало действительно актом символическим — последняя прелесть социалистов перекочевала в руки якобы просвещённого олигархата, тут же объявившего о своих намерениях, — священный грааль низвести до пера на шляпе или того хуже — скальпа на поясе.

Редакция встречалась в феврале с представителями новых собственников, и вроде бы те заверили Филиппа Тессе и Стефана Делорма, что всё останется в целости и сохранности, демократия с транспарентностью не пострадают. Однако назначение Жюли Летифю, генерального представителя «Общества французских кинорежиссёров» и организатора «Двухнедельника режиссёров» в Каннах, на пост редакционного директора расставило все точки в эпитафии прежним «Кайе». Летифю заявила, что журналисты должны поддерживать французский авторский кинематограф, чьи дни, судя по кассовым сборам, и без их язвительных рецензий сочтены, а также больше писать про лайфстайл, ибо именно bon chic bon genre является главной национальной скрепой. А не брюзжание и ламентации — какая наивность и близорукость — ведь уже как почти полвека забастовки вытеснили в коллективном бессознательном планеты багет с беретом.

Обложка последного, мартовского выпуска Cahiers du cinéma

В ответ Стефан Делорм дал интервью Libération, в котором за словом в славные архивы полез, вольно процитировав Годара: «Мы уходим, чтобы защитить саму идею критики, в противном случае читатель останется с супом, а мы не собираемся подавать ему тарелки, даже если пространство борьбы сужается, всё равно надо его занимать, а не отдавать врагу, отсутствие критики ставит в опасность искусство».

Жест «Кайе», журнала, который многие давно уже не принимают в расчёт, в том числе и в России, полагая их авторов выжившими из ума бунтарями без причины, — подвиг храбрых, их смелости и принципиальности стоит петь гимны, особенно у нас дома. Практически тотальная коррумпированность отечественной профильной прессы — не столько деньгами, сколько лицемерной заботой о кинематографе, как же он останется без летописцев, выживет ли, родимый, без дружелюбных рецензентов — не самая, но очень печальная история на свете, населённом сплошь партнёрами, спонсорами и продюсерами, едиными в трёх лицах, крайне обидчивыми господами. Однако не столь длинны их руки и связи, сколь у нашего коллеги страха глаза велики.