2 October

Режиссёр Денис Крючков: «Что важнее — корень или плод?»

Наталья Серебрякова
автор
Наталья Серебрякова

1 октября на российских видеосервисах (ОККО, Мегафон ТВ, IVI и Wink) и youtube-канале «Русский Репортаж онлайн» состоялась цифровая премьера анимационного фильма «Сквозь небо».  Это философский чёрно-белый мультфильм для взрослых, флагманский вопрос которого: «Я падаю или лечу?» Наталья Серебрякова поговорила с режиссёром о его творчестве, философии, религии, клипах, современном искусстве и сотрудничестве с Олегом Куликом.

Как вам удаётся работать во многих жанрах — игрового, анимационного кино, а также делать видеоклипы?

Я по профессии художник, мои увлечения видео начинались с видеоарта, параллельно с художественной практикой я экспериментировал и с видео. Искал себя в разных жанрах, иллюстрировал музыку видеоартом, отсюда и умение делать клипы. Первый анимационный клип был сделан для Ноггано «Жора, где ты был?» в 2006 году в жанре трэш. А в 2009-м я сделал анимацию для оперы Монтеверди в Париже в год столетия дягилевских «Сезонов». Пробовал себя в документальном кино, в жанре мокьюментари. За 20 лет экспериментов и практики накопилось достаточно опыта для полноценного игрового кино, так вышел мой полнометражный боевик «Русский рейд» (по сценарию американца Роберта Орра).

Вы снимали клипы для некоторых рэперов, включая Богдана Титомира. Чем отличается клипмейкерство более ранних лет от современного? 

Думаю, ничем, клипмейкерство в лучшем проявлении — это передовая видеоиндустрии, место для эксперимента, короткая форма этому способствует. В начале 2000-х все увлекались постановочными, напомаженными клипами, я старался снимать полудокументальные мокьюментари-проекты, трушные, как говорят сейчас, потом это стало модно, а в начале это был дикий эксперимент.

Были какие-то философские референсы, от которых вы отталкивались, создавая «Сквозь небо»?

Рассказ «Сквозь небо» был написан Анатолием Доброжаном в период нашего плотного сотрудничества над веб-сериалом «Аммонит». Мы с ним и Ольгой Лоянич много обсуждали образ жизни человека как полёт в неизвестность, отличие полёта от падения. Безусловно, в наших разговорах мы затрагивали и темы философии, мистики, я вообще живу в магическом реализме, в мире, наполненном чудесными событиями. Люблю перечитывать «Чжуан-цзы», базовое произведение китайской философии, люблю суфийскую поэзию, Канта, Гегеля, из современных с интересом читаю Нассима Талеба. 

А графические референсы?

Я получил классическое художественное образование, закончил МГХПУ им. Строганова, курс графики, соответственно, стараюсь ориентироваться на лучших рисовальщиков человечества, таких как Леонардо, Боттичелли, Дега, Лотрек, а если серьёзно, в ХХ веке жил великий художник Мёбиус, Жан Жиро, пожалуй, он является для меня наиболее близким ориентиром.

Это фильм о том, что человек чаще всего одинок и в своём одиночестве разговаривает с Богом?

Да, это о том, что каждый человек должен принять одиночество и скоротечность жизни и через принятие найти Бога в своих близких. Если вы не видите Бога в людях, вы не увидите его нигде. Бог абсолютен, мы его производная, каждый человек — это часть божественного сознания и может пережить это знание. Но я не религиозный человек, каждая из религий призывает к собственной истине и не признаёт другую, для меня всё это части целого.

В фильме центральный сюжет вращается вокруг семьи. Что это для вас лично значит?

Семья — это храм, церковь между людьми. Внимательное отношение к семье рождается не сразу, нужно потерять и найти, но именно семья помогает нащупать в себе любовь.

Как вы подбирали музыку к фильму, такую тревожную?

У меня был образ звучащих гитарных струн, которые, как линии рисунка, изгибаются и звучат. Мы искали гитариста, который может сыграть что-то волшебное и пронзительное. Анатолий предложил обратиться к своему знакомому, очень известному музыканту Эстасу Тонне, мы ему написали и отправили несколько сцен из мультфильма, он посмотрел, ему очень понравилось, и он предложил нам это произведение, которое уже называлось «Внутренний полёт», оказалось, он переживал подобный образ и написал очень подходящую по звучанию музыку. Это было то самое волшебное совпадение.

Где вы учились искусству анимации?

Я просто рисовал рисунок за рисунком, в этом мультфильме около 5500 рисунков, картинка оживает, если смотреть эти изображения со скоростью 24 рисунка в секунду, никаких технических сложностей я в этом проекте не применял. Это классическая покадровая анимация.

 

Трудно было оформить текст в нечто визуальное? Что вам помогло это сделать?

Для меня не трудно, каждый текст, в котором содержится художественный образ, при прочтении в моей голове рождает визуальные образы, остаётся только решить, как их воплотить, какими художественными средствами.

Вы также занимаетесь театральными постановками. Какую из своих работ считаете самой удачной? А какая была самой интересной?

Самой удачной и интересной, безусловно, была постановка оперы Клаудио Монтеверди в Париже в 2009 году, режиссёром был Олег Кулик, я участвовал как художник-постановщик. Мы создали современную литургию, в которой соединили старое с новым, получилось полноценное духовное произведение.

Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве со скандальным художником Олегом Куликом.

С Олегом мы регулярно сотрудничаем, его скандальность осталась в 90-х годах, сейчас он занимается скульптурой и живописью. Для меня он всегда был образцом художественного мышления и великолепным куратором. Выставки, которые он создавал как куратор, выигрышно выделяются в поле современного искусства. Например, выставка «ВЕРЮ» на Винзаводе, прошло уже больше 10 лет, но никто так и не повторил её успех. Я участвовал в этой выставке как художник с инсталляцией «Буратиния». Недавно мы с Олегом делали видеоинсталляцию и перформанс «ОМ» в Санкт-Петербурге в «Севкабель Порту». Это происходило под аккомпанемент симфонического оркестра под управлением Фёдора Леднёва, звучали произведения Филипа Гласса, Галины Уствольской, Леонида Десятникова. 

Чем театральные постановки отличаются от кинотеатральных?

В театре намного более художественная и возвышенная атмосфера, кино — это уличное искусство. Иногда хочется полетать, иногда — побродить по улицам.

Что для вас важнее — история или идея при создании фильма?

Одно не живёт без другого, это как спросить: что важнее — корень или плод?