2 December

Сериалы месяца: гид Татьяны Алёшичевой

Татьяна Алёшичева
автор
Татьяна Алёшичева

Осенью с началом телесезона в эфир традиционно выходят лучшие сериальные новинки. Но в этом году из-за пандемии смешались все карты: производство некоторых сериалов было приостановлено (например, мы увидели только половину сезона «Миллиардов»), а даты важных премьер сдвинулись. Тем не менее в ноябре вышло несколько любопытных сериалов, о которых в своём гиде рассказывает Татьяна Алёшичева.

«Любовь и анархия» («Kärlek och anarki», Netflix)

Бизнес-консультант Софи, миловидная блондинка на подступах к сорока, получает новый рабочий заказ. Она должна помочь высоколобому стокгольмскому книжному издательству, которое ведёт бизнес по старинке, расширить сферу влияния, перейдя на онлайн-площадки. В издательстве работают робкие интеллигенты в маминых кофтах, и только недавно нанятый нахальный айтишник Макс ведёт себя с ней довольно дерзко. Однажды он подсматривает, как Софи, думая, что осталась в пустом офисе одна, мастурбирует у компьютера. Макс снимает это занятие на телефон и шантажирует женщину: чтобы он уничтожил компромат, она должна сделать то, о чём он попросит. Софи не робеет и, в свою очередь, отобрав у парня телефон, тоже придумывает для него задания самого эксцентрического свойства. Эта игра оборачивается бурным и довольно опасным для репутации обоих романом. А дикие, странные и страстные поступки, которые совершают эти двое, подначивая друг друга, едва не приводят к банкротству издательства. Сериал придумала и сняла шведка Лиза Лангсет, автор «Эйфории», «К чему-то прекрасному» и «Отеля» — трёх фильмов с участием Алисии Викандер. Это самый любопытный и необычный ромком последних лет, где анархия не менее важна, чем любовь: то и другое побуждает героев выпустить на свободу своего внутреннего безумца вопреки скучным социальным нормам. А химия между актёрами тут такая, что экран того и гляди запотеет от жара. 

«Бортпроводница» («The Flight Attendant», HBO Max)

Стюардесса Кесси (Кейли Куоко) берёт от жизни всё: знакомится в барах с симпатичными парнями, спит с ними и иногда даже не может вспомнить потом, как их звали, и снимает стресс водкой. Но всегда появляется на работе свежая и подтянутая — одному богу известно, как ей это удаётся. Однажды во время долгого перелёта в Бангкок она знакомится с импозантным русским Алексом Смирновым (голландец Михиль Хаусман, он же Даарио Нахарис из «Игры престолов») и уходит с ним в отрыв. Проснувшись утром в номере отеля в Бангкоке, Кесси обнаруживает в постели труп: Алексу кто-то перерезал горло. Девушка паникует, уничтожает все следы своего присутствия и сбегает из номера, но по прибытии в Нью-Йорк за неё берётся ФБР. В то же время мёртвый Алекс начинает являться ей в галлюцинациях — он не знает, кто его убил, но даёт Кесси подсказки, как она может это разузнать. Кесси думает, что беседы с призраком — это явное помешательство на нервной почве, но всё же прислушивается к его советам. Келли Куоко по сути продолжает играть тут всё ту же невоздержанную Пенни из «Теории большого взрыва», но с привлечением криминального сюжета выходит что-то вроде женского «ироничного детектива» «Что сказал покойник». Тяжело девушке одной крутиться в этом мире, особенно одинокой и пьющей, тем более когда нужно бросить разгульную жизнь, сосредоточиться и раскрыть убийство, пока в нём не обвинили её саму. 

«Игра теней» («Shadowplay», more.tv)

Полицейский из Бруклина Макс Маклоклин (Тейлор Китч) приезжает в 1946 году в полуразрушенный Берлин, разделённый на оккупационные зоны. Его задача — наладить работу полиции в американской зоне, где в полицейском участке трудятся неопытные гражданские, в основном женщины вроде Элси Гартен (Нина Хосс), муж которой не вернулся с войны. Работу Макса курирует американский посол Том Франклин (Майкл Си Холл), а русские военные из оккупационного контингента шпионят и вставляют ему палки в колеса. Полуголодный, превращённый в трущобы Берлин стал опасными джунглями: иностранные военные, контролирующие город, совершают убийства и насилуют местных женщин. Но пострадавшие от солдатских зверств немки знают, у кого искать защиты: мстить обидчикам помогает король криминального мира, некий доктор Энгельмахер (Себастьян Кох). Атмосфера послевоенного разброда и шатания — трущобы, чёрный рынок, проститутки и шпионы — напоминает о классическом «Третьем человеке». Вдобавок в сериале присутствуют мотивы скорсезевского «Острова проклятых»: Макс ищет в Берлине пропавшего брата Морица, в составе американских войск освобождавшего Дахау. «Вы, американцы, думаете, что война — это что-то вроде бейсбола: пришли с опозданием и отыгрались. Но вы понятия не имеете, что это такое: у вас в последнее время часто бомбят Нью-Йорк? Рядом с Кливлендом обнаружены концлагеря? Вы не имеете права сравнивать наши жертвы», — говорит Максу женщина, пережившая войну в Европе. Подобных текстов определённо не услышишь в голливудском сериале, разве что в совместной немецко-канадской постановке. 

«Пересекая Атлантику» («Atlantic Crossing», more.tv)

Ещё один сериал об истории Второй мировой, на сей раз норвежский. Это беллетризованная биография шведской принцессы Марты (звезда сериала «Мост» София Хелин), живущей в счастливом браке с норвежским кронпринцем Олафом (Тобиас Зантельман), пока немецкая оккупация не разделяет супругов. Марта бежит в Швецию, но в родной стране, держащей военный нейтралитет, приходится не ко двору. Тогда она пересекает Атлантику и оказывается в Вашингтоне на попечении благоволящего к ней президента Рузвельта (Кайл Маклахлен). Элеонора Рузвельт и любовница президента Мисси были страшно недовольны таким соседством как по своим сугубо женским причинам (Марта была необычайно притягательной женщиной, и президент не скрывал своего восхищения ею), так и по политическим. Пока Олаф собирал в Англии и Канаде норвежское ополчение, Марта склоняла Рузвельта оказать посильную помощь её оккупированной стране, невзирая на нейтралитет Америки. Того же самого просили послы десятка европейских стран — но они не были красивыми женщинами. Рузвельт прислушался к Марте и в обход всех положений нейтралитета придумал идею ленд-лиза — Америка не могла продать оружие воюющим с Германией странам, но могла одолжить на время! Сериал не сосредотачивается исключительно на политике, это настоящая мелодрама об отношениях прикованного к инвалидному креслу президента и замужней европейской принцессы. Тут есть тонкий момент: норвежцы до сих пор почитают Марту «спасительницей нации», а эта роль совершенно не вяжется с адюльтером. Выходит что-то вроде норвежской «Короны», где англичане тоже аккуратно закрывают глаза на многочисленные интрижки любимицы нации принцессы Дианы. 

«Индустрия» («Industry», «Амедиатека»)

Добро пожаловать в удивительный мир зумеров, которые, за неимением лучшей идеи, в 2020 году зачем-то повторяют ошибки яппи 1980-х, надеявшихся быстро преуспеть на волне рейганомики и кладущих жизнь на алтарь карьеры. Это всё те же «волчата с Уолл-стрит», готовые на всё, чтобы быстрей подняться в крупной инвестиционной компании по служебной лестнице, спихнув с неё конкурентов. Амбициозная Харпер приезжает в Лондон из Нью-Йорка, чтобы работать в крупном хедж-фонде Pierpoint & Co. Здесь ценят хищных и хватких брокеров, умеющих вцепляться в клиента и быстро извлекать прибыль из любого случайного контакта, а линейный менеджер постоянно следит за рядовыми сотрудниками, оценивая их эффективность. Некоторые молодые волчата, впрочем, рвут жилы добровольно — новичок Хари, например, ночует в офисе, чтобы не отвлекаться от сделок. Он спит в туалете, втихаря меняет рубашки на свежие и глотает стимуляторы горстями — до добра такой образ жизни, понятное дело, его не доведёт. У Харпер тоже есть свои секреты — поступая на работу, она представилась выпускницей престижного университета, но диплома у неё нет, и она собирается купить поддельный. Выкладываясь на работе до полного опустошения, молодые карьеристы заполняют эмоциональные бреши беспорядочным сексом, вечеринками и всем, что можно купить на свои пока не великие, но уже неплохие заработки. Первую серию шоу сняла Лина Данэм, продолжающая исследовать разницу между поколениями после «Девочек», где она от имени миллениалов вела полемику с ценностями иксеров и развенчивала их Библию — «Секс в большом городе».