26 апреля

Школьная мучительница: «Миссис Хайд» Сержа Бозона

Наталья Серебрякова
автор
Наталья Серебрякова

Наталья Серебрякова посмотрела трагикомедию о школьной учительнице, ставшей монстром, в исполнении Изабель Юппер.

Мадам Жекиль живёт в тихом буржуазном пригороде Парижа. Её муж — домохозяин, готовящий изобретательные ужины. Она сама — тихая и закомплексованная преподавательница физики, на которую жалуются ученики: мадам Жекиль слишком увлечена теорией и не даёт заниматься практикой. Впрочем, ученики не только жалуются, но и конкретно срывают уроки. В классе двадцать юношей, преимущественно арабы и афрофранцузы, самый активный из них — инвалид Малик, девушек всего две, и те странные — произносят свои реплики одновременно. Вечерами мадам Жекиль отдыхает в лаборатории — проводит опыты «для себя». И вот однажды она получает разряд током. Жизнь меняется.

Серж Бозон экранизировал классический роман Роберта Льюиса Стивенсона «Доктор Джекилл и мистер Хайд» — фабула вполне узнаваема. Интересно, что идея перенести действие в современную Францию принадлежала жене Бозона — актрисе и сценаристке Аксель Ропер. Режиссёр позвал на главную роль Юппер (она снималась в его предыдущем фильме «Тип-топ»). Бозон, который сам когда-то преподавал и, по его словам, делал это ужасно, решил соорудить из мадам Жекиль жертву ученических издёвок и объект насмешек. Закономерно, что после удара током в Жекиль не только вселяется новая личность (мадам Хайд), но эта личность оказывается более успешной, смелой и реализованной. Вот только тело оказывается слишком горячим (нет, это не то, о чём вы подумали).

Есть мнение (его высказала венгерский режиссёр Марта Мессарош, работавшая с актрисой), что Юппер играет всегда одинаково. Невозможно не узнать эту прямую, полную достоинства осанку, невозмутимое лицо и удивленные брови. Однако Юппер даже с самым минимальным набором мимики, тембров голоса и движений удалось показать перерождение Жекиль. Обильно пуская в ход чёрный юмор, Бозон не гнушается откровенной мистики: его мадам Хайд сияющим лунатиком бродит по ночным улицам.

Интересна и роль Ромена Дюри, сыгравшего директора школы. Дюри выступает в необычном для себя амплуа щеголеватого заносчивого выскочки. Он носит галстук в тон рубашки, постоянно поправляет непослушную прядь волос. Есть ещё эпизод, в котором он буквально задирает ногу на забор, чтобы продемонстрировать новые туфли. Напрашивается вывод: в то время, когда из-за природной стеснительности учителя до старости терпят фиаско, молодые нарциссы становятся директорами, которых нисколько не заботит учебный процесс.

Кажется, Бозон нарисовал утрированный собирательный образ современной французской школы. Ранее в лоб на эту тему высказался его коллега Лоран Канте фильмом «Класс» (есть и американский аналог — «Учитель на замену» с Эдрианом Броуди). В отличие от коллег, Бозон не разыгрывает социальную драму и даже не ставит ребром иммигрантский вопрос: ведь у него арабский студент издевается над немолодой белой женщиной. (Ну и что? Потом они становятся друзьями.) Бозона интересует совсем другое — природа педагогики. Как может один человек научить чему-то другого. Как зажечь интерес к своему предмету. Как заставить себя слушать и уважать. В фильме есть момент, когда элегантный инспектор (Пьер Леон) приходит на урок к новой мадам Жекиль и один за другим выдает профессиональные комплименты. Наверное, каждый более-менее амбициозный человек в своей профессиональной деятельности хотел бы стать мадам Хайд, своеобразным непобедимым монстром, однако жертв при таком раскладе не избежать. Парадоксально, но более всего перерождение мадам Жекиль похоже на изменения, которые происходили с героиней Алисы Фрейндлих в «Служебном романе». Недаром Бозон в одном из интервью заметил, что хотел показать механизм раскрепощения женщины, в том числе сексуального. Однако финал истории Бозона трагикомичен: невежество торжествует, и придётся сжечь школу, чтобы тебя услышали.