27 июля

«Скотт Пилигрим против всех»: 10 лет саундтреку и фильму Эдгара Райта

Артём Макарский
автор
Артём Макарский

История о том, как Скотт Пилигрим, басист маленькой канадской группы, сражается с бывшими Рамоны Флауэрс, девушки, в которую он влюбился, и одновременно пытается расстаться со школьницей Найвз Чау, в 2010 году провалилась в прокате. Однако потом она довольно быстро получила статус культового кино: дело дошло до того, что в этом году фильм должен был выйти в повторный кинопрокат, но раз никакого кинопроката сейчас нет, то и выход ленты в версии 4K перенесли на неопределенный срок. Зрители без труда смогут пересказать сюжет и арку главных героев, с таким же успехом моментально вспоминается и убойный саундтрек, составленный для картины. Артём Макарский разбирает, из каких композиций состоит плейлист «Скотта Пилигрима».

Скотт Пилигрим — неприятный тип?

Главный герой «Скотта Пилигрима» — подобно персонажам, например, книг Ника Хорнби — парень, изо всех сил цепляющийся за свои подростковые увлечения (впрочем, одно из них, любовь к игровым автоматам, всё-таки сыграло важную роль в этой истории). Пилигрим, в отличном исполнении Майкла Серы, эгоистичен, не думает о последствиях и других людях. Он настолько боится реакции толпы, что не делает резких движений — но история развивается, и наш герой постепенно становится лучше.

Во всяком случае, личностный рост Скотта подразумевается авторами в конце фильма — однако комикс, по которому «Пилигрим» снят, куда более однозначен: в его завершающем томе Скотт последовательно (а не в одной короткой сцене) извиняется перед всеми своими бывшими, которым мог сделать больно, и только потом обретает своё счастье. Эта скомканность в картине, впрочем, оправдывается издержками производства: шестой том «Скотта Пилигрима» его автор, Брайан Ли О’Мэлли, доделывал уже во время съёмок фильма, и у Эдгара Райта и его соавтора по сценарию Майкла Бакалла на руках были лишь заметки о том, как может закончиться эта история.

«Я могу измениться, если это поможет тебе влюбиться в меня»

2010-й вообще был тем самым годом, когда вопрос мужского эгоизма остро стоял в поп-культуре. Именно тогда вышел на экраны «Гринберг» Ноя Баумбаха, в центре которого стояла история будто бы повзрослевшего Пилигрима, человека, который бездельничает по инерции. Саундтрек к фильму написал Джеймс Мёрфи из LCD Soundsystem — и в этом же году у его группы вышел альбом «This Is Happening», в котором он по полной разыгрывал карту неприятного типа за тридцать, напевая при этом строчки вроде «я могу измениться, если это поможет тебе влюбиться в меня». Чуть раньше, осенью 2009-го, вышел фильм «500 дней лета» с Джозефом Гордоном-Левиттом и Зуи Дешанель — картина о том, как двое молодых людей друг друга не поняли, но один из них упорно отказывался это принимать.

Всё это безусловно повлияло на сам фильм, в котором почти все герои видят Скотта насквозь, — но не на его саундтрек, сделанный с любовью к персонажам и к музыке в целом. В первую очередь, говоря о саундтреке «Пилигрима», конечно же, вспоминают сборник песен, однако хотелось бы отметить инструментальный саундтрек, созданный бессменным продюсером Radiohead Найджелом Годричем. В полном соответствии с духом комикса, который сильно опирался на мир музыки и видеоигр, Годрич сделал восьмибитную версию заставки Universal — и в похожем ключе озвучил сцены битвы с бывшими Рамоны. Одна из сцен, даром что проходила в клубе, в итоге превратилась в техно-трек.

Годрич легко переключается с нежных акустических композиций, подходящих спокойному Торонто, где живут главные герои, на словно позаимствованные у Тарантино оркестровые зарисовки, которые пригодились для финальной битвы. В его саундтреке нашлось место и романтике, и ярости, и экспериментам — и это отвечало запросам фильма на все сто: Годрич явно опирался как на музыку Барри и Арнольда, известных по бондиане, так и на японскую музыку, чаще всего звучащую из игровых автоматов. И в итоге всё это помогло фильму обрести объёмную, многомерную звуковую картину.

Существующие песни несуществующих групп

Он же выступил и исполнительным продюсером саундтрека в целом — для которого пришлось собрать несколько несуществующих групп. Для Sex Bob-Omb, группы самого Пилигрима, музыку написал Бек, который явно вспомнил свои очень ранние записи — их песни звучали сыро, резво и дерзко, а подкреплялось всё абсурдными, иногда лишёнными смысла текстами. Бек говорил, что эти композиции должны были звучать как демоверсии — и в итоге он записал их за два дня. В похожих условиях работала канадская группа Broken Social Scene — Годрича так зацепила фраза из комикса о том, что у группы Crash And The Boys песни длятся три секунды, что для их экранного воплощения действительно были записаны одна трёхсекундная песня и одна, длящаяся целую минуту. Фанату Broken Social Scene Эрику Кнадсену, игравшему вокалиста Крэша, не пришлось долго готовиться к (кино)выступлению — отсылавшие к панку и хардкору зарисовки можно было просто кричать.

Совсем другой получилась история группы The Clash at Demonhead, вокалистку которой сыграла Бри Ларсон — для неё канадцы Metric записали песню «Black Sheep», которую до того момента уже три года исполняли на концертах. Если Бек и Broken Social Scene открывали в себе давно спрятанные грани своей же музыки, то Metric, наоборот, упрощали себя до поп-версии, более доступной для слушателя. Всё это, тем не менее, работало на укоренение легенды о сплочённой и разнообразной канадской инди-сцене, заявившей о себе в нулевых (когда, собственно, и происходят события фильма) — группы от Arcade Fire и Godspeed You! Black Emperor до Мака ДеМарко и Caribou поспособствовали тому, чтобы Канада воспринималась слушателями как страна победившего инди-рока.

С такой же частотой, как в фильме звучит слово «хипстер» (бессмысленное, кажется, уже на момент выхода фильма), музыка в картине используется: а) чтобы поддержать сюжет; б) для комического эффекта. Случаи из первой категории кажутся сейчас слишком очевидными, поданными в лоб: вот лидер Pixies Фрэнк Блэк поет «I Heard Ramona Sing», а вот Боб Дилан играет «To Ramona». Когда Пилигрим всё-таки расстается с девушкой-школьницей, звучит, конечно же, «Teenage Dream» T. Rex (она же тинейджер, значит, и песня должна быть соответствующая), когда появляется бывший Рамоны, чтобы вернуть девушку, — у него в машине играет «Under My Thumb» The Rolling Stones (чтобы любой зритель понял: Рамона у него под надзором). Ко второй категории можно отнести появление заставки «Сайнфелда», после которой Пилигрим заходит к себе домой под крики несуществующих зрителей — что делает его соседа, Уоллеса, Сайнфелдом, а его самого — другом Сайнфелда, Космо Крамером.

Эдгар Райт — музыкальный режиссёр

Подобная тяга к отсылкам вообще характерна для Эдгара Райта как для режиссёра — что особенно проявилось в его следующем американском фильме, «Малыш на драйве». Любовь главного героя к музыке обернулась гиммиком, за которым не стояло ровным счетом ничего, — только желание сделать сцену в одном ритме с отличной песней. В его британских фильмах, написанных вместе с Саймоном Пеггом, работа составителя саундтрека была куда более тонкой. Во всех трёх картинах так называемой «трилогии «Корнетто», в которую входили «Зомби по имени Шон», «Типа крутые легавые» и «Армагеддец» (русские прокатчики не жалеют Райта) основной фокус, конечно, смещён на британскую музыку — но в «Шоне» он изредка уходит, например, в техно, а в «Армагеддце» появляются Кайли Миноуг и The Doors.

В самом мрачном и кровавом из его фильмов, «Типа крутые легавые», саундтрек подобран, кажется, лучше остальных — поскольку герой в исполнении Саймона Пегга приезжает в богом забытую деревню, то играет преимущественно британская музыка шестидесятых и семидесятых, что, безусловно, задаёт «Легавым» необходимый тон. Райт, регулярно выкладывающий списки, в том числе музыки, которая ему нравится, всегда норовит объять необъятное, включить невключаемое, попытаться ухватить всё — из-за чего часто получается (как, например, в случае списка его любимых песен этого года) какая-то каша, в которой вместо субъективного и личного взгляда мы видим попытку собрать усреднённый плейлист какого-то большого издания о музыке.

Райт выступает как куратор, но его выборка не всегда кажется интересной или уместной. Однако «Скотт Пилигрим» является выдающимся исключением в его фильмографии: это картина, саундтрек которой идеально подходит её героям, а сборник песен кажется исключительно цельным (даже несмотря на T. Rex и The Rolling Stones, которые тут вовсе не кажутся инородными элементами). Именно эти песни заставляют радоваться происходящему на экране, вжаться в кресло от восторга уже на начальных титрах и с изумлением раскрыть глаза — прямо как это делают друзья главных героев, наблюдая за их репетицией, в которой Sex Bob-Omb превращаются в лучшую рок-группу в истории.