5 January

Сначала были… клипы. Музыкальные видео Дэвида Финчера, Спайка Джонза и Тима Бёртона

Вера Гиренко
автор
Вера Гиренко

Мы продолжаем рассказывать о режиссёрах, которые оставили заметный след в индустрии создания клипов. На этот раз подборку составили авторы, для которых музыкальные видео стали органичным началом (или продолжением) высокого киноискусства. Вера Гиренко о Дэвиде Финчере, Спайке Джонзе и Тиме Бёртоне как о клипмейкерах.

Дэвид Финчер как открытие Мадонны

Культовый американский режиссёр триллеров Дэвид Финчер оттачивал мастерство кинематографиста, снимая музыкальные клипы. В его фильмографии их более шести десятков. Некоторые работы стали революцией в съёмке музыкального видео.

Именно такими, революционными, были для Финчера практически все совместные работы с Мадонной. С этой поп-дивой он активно сотрудничал в конце 1980-х и начале 1990-х. Клип «Express Yourself» 1989 года стал настоящим скандалом. Не столько из-за того, что происходило на экране, сколько из-за цены: на съёмки было потрачено 5 000 000 долларов. Дороже стоили только видео Майкла Джексона и Джанет Джексон «Scream» (7 000 000 долларов) и «Die Another Day» Мадонны (6 100 000 долларов). 

Впрочем, и сюжет клипа был исключительно новаторским. Уже тогда Мадонна заявляла о себе как о фигуре, способной к постмодернистской игре с культовыми произведениями прошлого. Именно Финчер помог певице заявить об этом во весь голос. Он создал для неё музыкальный парафраз немого фильма начала XX века «Метрополис» режиссёра Фрица Ланга. Этот классический материал, разумеется, был переосмыслен и получил новый message. Сюжет о городе будущего стал высказыванием на тему женских прав и свободы. Иконой нового мира стала Мадонна — властная женщина, возглавляющая мир мускулистых мужчин.

Синефильский подтекст как знак принадлежности к элитарной культуре присутствует и в следующей совместной работе Дэвида Финчера и Мадонны. Полубиографическое чёрно-белое видео на балладу «Oh Father» — это и рассказ о смерти матери и сложных отношениях между певицей и отцом, и отсылка к классическому американскому фильму «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса.

Вершиной совместной работы певицы и режиссёра стал клип «Vogue» 1990 года. Впервые на экране появилась такая разновидность танца, которая считалась андеграундным явлением, типичным для закрытых баров и клубов Нью-Йорка. Признание успеха не заставило себя ждать. На премии MTV Video Music Awards видео получило девять из девяти возможных номинаций и награды в номинациях «Лучшая режиссура», «Лучший монтаж» и «Лучшая операторская работа». Впоследствии Мадонна не раз заявляла, что это именно она открыла миру Дэвида Финчера. 

После этого успеха Финчера накрыла лавина заказов от других звёзд поп-индустрии. Всем хотелось заполучить режиссёра, способного снимать музыкальные видео уровня дорогостоящих блокбастеров. Будущий создатель «Социальной сети» откликался исключительно на интересные предложения. Например, на заказ Джорджа Майкла снять видео на песню «Freedom! ’90», которое до сих пор является квинтэссенцией гламура 1990-х. В нём появились главные модели той эпохи: Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста, Кристи Тарлингтон, Синди Кроуфорд и Татьяна Патитц. Именно в таком составе девушки украсили обложку британского журнала Vogue. Съёмки, определённо, только добавили им славы самых красивых и высокооплачиваемых игроков тогдашней модной индустрии.

Дэвиду Финчеру удалось поработать с главными музыкантами своего времени. Было ли это меланхоличное видео для Стинга или невыносимо прекрасный ролик для Майкла Джексона, режиссёр, казалось, всегда помнил о своей главной страсти: кино, кино, кино. Сам Финчер среди своих самых любимых музыкальных работ называет чёрно-белый клип для The Rolling Stones, где огромные «роллинги» и им по размеру красивые девушки разгуливают среди небоскрёбов, словно годзиллы. В 1995 году именно за этот ролик Финчер получил свой единственный музыкальный «Оскар» — награду «Грэмми» за лучшее музыкальное видео. 

Спайк Джонз: из скейтбордистов — в клипмейкеры

Формирование неповторимого визуального стиля режиссёра фильмов «Быть Джоном Малковичем» и «Она» Спайка Джонза произошло во время его работы создателем клипов. В 1990-е годы — «золотое время» телеканала MTV — именно клипмейкеры получили карт-бланш на воплощение даже самых безумных идей и стали играть чуть ли не главную роль в музыкальной индустрии. Эти «серые кардиналы» формировали зрительские вкусы и были пионерами всевозможных технических экспериментов. 

Спайк Джонз — в этом ряду. Увлечённый культурой скейтбордистов, он, по легенде, попал в музыкальную индустрию благодаря ролику о молодёжной субкультуре: якобы его увидел какой-то маститый музыкальный продюсер и пригласил вторым режиссёром на съёмки клипа. Там молодой и дерзкий талант быстро освоился и в 1994 году уже руководил созданием своего первого ролика на песню «Sabotage» для группы Beastie Boys. В итоге получилась ироничная пародия на сериалы 1970-х о крутых парнях из американской полиции. Ролик понравился не только зрителям, но и профессионалам музыкальной индустрии, которые мгновенно окрестили ролик стандартом для короткометражного видео всех 1990-х. 

За Джонзом быстро закрепилась слава незаурядного режиссёра, обладателя редкого чувства юмора и мастера смешивать, казалось бы, несочетаемое: наивность и профессионализм, трэш и виртуозное владение съёмочной техникой.

Ну и, конечно, все знали, что Спайк Джонз — большой любитель визуальных экспериментов. Например, в клипе на сингл «Buddy Holly» для группы Weezer режиссёр переодел участников группы в кумиров молодёжи 1950-х и поместил их на съёмочную площадку культового американского сериала прошлого века «Happy Days». Получился своеобразный ностальгический коллаж. В 1995 году «Buddy Holly» получил четыре награды MTV Video Music Awards, включая приз в номинации «Лучший режиссёр».

В последнее десятилетие XX века Спайк Джонз непрерывно снимал музыкальные видео, стиль его работ менялся. Это особенно заметно в клипе «It’s Oh So Quiet» для Бьорк; визуальное решение и сюжет ролика навеяны фильмом Жака Деми «Шербурские зонтики». В этой работе Джонс отбросил идею, что музыкальное видео должно представлять собой коллаж из быстро меняющихся «картинок». Очевидно, на этом этапе режиссёра интересовали клипы с цельным сюжетом, максимально приближенным к киноискусству. 

Впрочем, Джонз впадал и в другую крайность. Например, в клипе на композицию «Weapon Of Choice» для Fatboy Slim саундтрек будто уже и не так важен, в центре внимания оказывается бессюжетный видеоряд. Актёр Кристофер Уокен виртуозно танцует в кадре, он красиво парит в воздухе в огромном пустом отеле. Почти никаких декораций, но магия зрелища настолько завораживает, что глаз от экрана оторвать невозможно. 

Тим Бёртон: снова нуар

В отличие от многих своих коллег, Тим Бёртон не поставил съёмки клипов на поток, целиком и полностью посвятив себя полному метру. На счету самого мрачного сказочника Голливуда Тима Бёртона всего два клипа. Но в них он верен себе настолько, насколько это в принципе возможно для режиссёра. Впрочем, музыканты группы The Killers на это и рассчитывали, когда в 1995 году просили своего кумира снять клип на песню «Bones». 

Уже в первых кадрах очевидно, что созданием ролика руководил приверженец готических ужасов. Отряд скелетов в начале, пара влюблённых скелетов в конце… Всё это выглядело бы немного буквальной визуализацией восточной мудрости, что под платьем мы все голые, если бы не было к тому же несколько ироничной апологетикой киноискусства. Ведь действие клипа происходит в заброшенном драйв-ине, где главные герои ролика смотрят старинный американский киноширпотреб «Ясон и аргонавты» и «Создание из Чёрной лагуны».

Следующий клип Бёртон снял в 2012 году – снова для The Killers. Ролик «Here With Me» стал второй и последней попыткой режиссёра поместить всю свою киновселенную в три минуты экранного времени. Сюжет родился у Бёртона во время посещения Музея мадам Тюссо, где его внимание привлекла восковая фигура Вайноны Райдер. Эта актриса из плоти и крови исполнила главную роль в клипе в дуэте с Крэйгом Робертсом. Вместе они сыграли историю любви между куклой и юношей, таким похожим то ли на Франкенштейна, то ли на самого Бёртона.