27 May

Тролль в шкафу: премьера фильма «Туве» Зайды Бергрот про создательницу муми-троллей Туве Янссон

Ксения Ильина
автор
Ксения Ильина

В российском прокате картина «Туве» — байопик о писательнице и художнице Туве Янссон, подарившей миру муми-троллей. Ксения Ильина предупреждает, зрителю не стоит ждать головокружительных сюжетных поворотов, но это картине лишь на руку. Такой, возможно, и должна быть история про создательницу застенчивых и трогательных персонажей, которая всю жизнь мучилась вопросом: «Что останется после меня?»

Светловолосая молодая девушка, с головой завёрнутая в шарф, сидит в бомбоубежище и выводит на клочке бумаги контуры смешных зверюшек. Это Туве Янссон, та самая, которая через несколько десятилетий станет самой известной писательницей Финляндии. Монтажная склейка — и вот Туве осматривает разрушенную студию, в которой нет ни отопления, ни электричества. Это место с высокими потолками и потоками солнечного света станет её домом и рабочим храмом на долгие годы. Именно тут она будет писать картины, рубить дрова, чтобы согреться зимними вечерами, принимать гостей и, конечно, создавать муми-троллей, персонажей, которые принесут ей мировую славу.

Смешных героев Туве Янссон любят во всём мире взрослые и дети. Однако Янссон рисовала не только трогательных персонажей — она серьёзно занималась живописью и писала прозу. Фильм Бергрот как раз и демонстрирует внутренний конфликт, который сопровождал Туве всю жизнь: что я оставлю после себя? Моих милых героев или серьёзные картины? Живопись Туве при её жизни не пользовалась большим успехом, хотя именно её она считала главным своим делом. В картине отлично показаны важные для Туве, но токсичные отношения с деспотом-отцом, знаменитым финским скульптором, который считал муми-троллей дочери пустой забавой, не достойной занятия всей жизни. Но светловолосая тростиночка Туве никогда не сдавалась, хотя не раз ей в этом помогала рюмка вина или же чего покрепче. Даже в самые плохие периоды своей жизни, во время затяжного безденежья или любовной тоски она прочно стояла на земле — гораздо прочнее, чем полагала сама.

Фильм финки Зайды Бергрот о любимой народной писательнице оказался задумкой весьма затратной. Он стал вторым самым дорогим проектом финской киноиндустрии за всю её историю. Бюджет картины составил 3,4 миллиона евро. Это, конечно, впечатляет: ведь тихий байопик о писательнице и художнице никак не сопоставить по размаху с военной эпопеей о советско-финской войне под названием «Неизвестный солдат», которую снял Аку Лоухимиес в 2017 году. Однако тихий — никогда, и особенно в случае с картиной Бергрот, — не значит плохой. Байопик о человеке, который создавал застенчивых муми-троллей, по умолчанию не может быть громким, хотя, как водится, от биографических фильмов зритель ждёт оглушительных сюжетных ходов и шокирующих событий. Такого в фильме Зайды Бергрот не будет, и это хорошо. Зато будет в нём много другого, способного привлечь внимание зрителя.

По большей части съёмочная команда фильма состоит из женщин — режиссёр Зайда Бергрот, оператор Линда Вассберг, художница по костюмам Катарина Нюквист Эрнроот, продюсер Алекси Бардю. Идея картины также принадлежит женщине — сценарий был создан Ээвой Путро в сотрудничестве с Ярно Элоненом. Финский институт кино охотно финансирует проекты, которыми хотят заниматься женщины. И, объединившись, на этот раз они создали фильм о том, как мужчины весь ХХ век указывали женщинам, что является искусством, а что нет, как это делал отец героини в одной из начальных сцен.

В фильме Бергрот органичный актёрский состав — экранную пару белокурой миловидной Альме Пёвсти составила роковая Криста Косонен, самая узнаваемая финская актриса современности. Ей досталась роль первой большой любви Туве, театральной режиссёрки Вивики Бэндлер. Вивика была важным человеком для Туве, оказавшим влияние на её творчество, выпустившим на свободу её фантазию. Их отношения продлились недолго, но для Туве эта связь стала судьбоносной, пусть и принёсшей много боли. Шведский актёр Шанти Рони играет близкого человека Туве Атоса Виртанена, ставшего в картине её мужем — члена парламента, застенчивого и трепетного, всегда готового поддержать Туве в нужный момент.

Одна из главных удач фильма — это детальное воссоздание культурной среды, в которой вращалась Туве. Хельсинки 1940-х годов — уютный герметичный мир, который подаётся режиссёркой и всей командой через мелочи: оборки платьев, маленькие винные рюмки, ковры на полу, высокие потолки, из-за которых невозможно прогреть помещение. Поэтому Туве всё время холодно, она ёжится, её хочется согреть. Пожалуй, главным достоинством этой картины и является эта согревающая интонация, которую создаёт камера, всегда с вниманием обращённая к персонажам, но никогда не подступающая слишком близко. На это же работают пастельные тона фильма, кружевные воротнички, фактурные объёмные ткани нарядов. Всё тут — уютно, как будто приглашает окунуться в дивный новый мир, который противопоставляется прошедшей разрушительной войне. Вот он, мир муми-троллей и действительно счастливый мир Янссон — добро пожаловать.